Карта сайта
30 октября 2012, 19:29

Стенограмма встречи Медведева с активом Партии в Перми

Председатель партии «Единая Россия», премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во вторник, 30 октября, встретился в Перми с активом Партии. ER.RU публикует стенограмму встречи

Председатель партии «Единая Россия», премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во вторник, 30 октября, встретился в Перми с активом Партии. ER.RU публикует стенограмму встречи.

Д.А.Медведев: Уважаемые коллеги, зал у нас узкий, поэтому я с вашего позволения останусь стоять, а вы оставайтесь сидеть. У меня нет длинных вступительных речей, я не собираюсь этого делать, потому что цель таких встреч, встреч с активом Партии (в данном случае я встречаюсь с региональным отделением Пермского края), – просто по максимуму выяснить вашу позицию, поделиться какими-то своими ощущениями, согласовать, может быть, что-то на будущее. Поэтому это должно быть в режиме прямого диалога. Я уверен, у вас есть вопросы – и те, которые вы обсуждали, и те, которые вы не обсуждали. В общем, любые из этих вопросов, естественно, я хотел бы, чтобы вы чувствовали возможность задать.

Мы, есть предложение, пообщаемся около часа с учетом различных обстоятельств. Я хотел бы сказать, что в целом считаю ситуацию и у вас, и в нашей стране в целом нормальной, рабочей. У нас есть проблемы, которые мы решаем: решаем на государственном уровне, решаем с использованием партийных механизмов, решаем, применяя так называемые партийные проекты (и федеральные, и региональные), – об этом тоже хотел бы поговорить, что, на ваш взгляд, можно было бы включить дополнительно, что идет не очень хорошо. В основном, кстати, все проекты федеральные: из 25 в среднем 22–23 проекта – федеральные проекты, но есть и региональные проекты. Может быть, есть специфика Пермского края, которую можно было бы учесть.

Я предлагаю, конечно, поговорить и о выборах, потому что не так давно прошли выборы в значительной части территории нашей страны, которые, на мой взгляд, продемонстрировали силу Партии. И все пессимистические прогнозы, которые делались после различных событий, хотя и тогда не было поводов для пессимизма, но уж тем более после этих выборов могут остаться в прошлом. Но это не значит, что можно расслабиться и почивать на лаврах – наоборот, ситуация напряженная, политическая конкуренция обостряется. Это нормально, мы живем в открытом мире, в современной стране. С Партией боролись и будут бороться, и нам нужно быть готовыми к тому, чтобы предъявлять результаты. И именно в этом всегда была сила «Единой России» с момента создания Партии, потому что Партия действительно недаром называла себя Партией единых подходов и общих дел, дел реальных, которые мы с вами все эти годы старались делать.

Вот, наверное, все. Я не знаю, если есть желание что-то сказать у секретаря. Пожалуйста, я прошу вас.

А.В.Чибисов (исполняющий полномочия секретаря регионального политического совета Пермского регионального отделения Партии): Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Мы рады Вас приветствовать в Пермском крае, на Урале. Урал – и у нас опорный край державы, а «Единая Россия» регионального отделения Пермского края – это опорная сила общественно-политического развития как Пермского края, так и, надеюсь, мы вносим свой вклад и в развитие общественно-политической ситуации во всей стране. 23 тысячи членов партии и 14 тысяч сторонников объединены в 54 местных отделения и 1122 первичных отделения. Сегодня на встрече присутствуют и секретари первичных отделений, и секретари местных отделений, депутаты разных уровней, которые, собственно, каждый день ведут свою политическую работу в интересах жителей Пермского края, в интересах развития гражданского общества. И хочу отметить, что мы благодарны Вам, что Вы в своем плотном графике нашли время, чтобы встретиться с активом Партии, и у нас есть возможность задать Вам вопросы. Спасибо.

Д.А.Медведев: Пожалуйста. Давайте с этого и начнем. Я, уважаемые коллеги, естественно, большинство присутствующих не знаю, поэтому, если вы не будете обижаться, я просто буду показывать, что называется, рукой, а вы тогда поднимайте руки, и я буду просить передать микрофон. Пожалуйста, прошу. Пожалуйста, потом вам. Прошу. И если не сложно, тогда представляйтесь, чтобы я мог к вам обратиться.

А.Д.Болквадзе (директор ООО «ДАР», член политического совета отделения партии Кировского района г.Перми): Хорошо. Добрый вечер, Дмитрий Анатольевич!

Я – член партии уже 6 лет. И хотел задать вопрос, Вы на него уже частично ответили, – о результатах выборов. Вот буквально две недели назад выборы прошли, единый день голосования, но выборы прошли уже в новых условиях, в условиях многопартийности: большое количество партий было допущено до выборов, которые ранее не принимали участия в выборах, и Россия после большого перерыва вернулась к выборам глав регионов. Какое Ваше ощущение, какое Ваше впечатление как председателя Партии по итогам этих выборов? Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо, Арсен Давидович. Я действительно начал уже на эту тему говорить. У меня нормальные абсолютно ощущения, я бы сказал даже позитивные. Почему? Во-первых, результат – это самое главное. Мы в выборах принимаем участие не ради того, чтобы согреться, а для того, чтобы получить конкретный политический результат, победить и, соответственно, иметь мандат на управление государством, муниципалитетом, регионом на определенный период. В этом цель любой политической структуры. Результат этих выборов абсолютно нормальный, и те, кто ожидал нисходящего тренда для партии, что где-то чего-то не доберут, видимо, оказался разочарованным. Сейчас наши политические оппоненты подводят баланс того, как они участвовали, смотрят на то, что у них получилось, что не получилось. Это их дело. Самое главное, что нам удалось продемонстрировать, что партия является в настоящий момент ведущей политической силой страны. И что очень важно, я об этом, кстати, говорил не так давно, собирая коллег из нашего генерального совета, из фракции «Единой России» в Государственной Думе. Я говорил о том, что, может быть, особенно ценно, – это не только результат доверия к первым лицам государства, к тем, кто известен стране, а это прежде всего результат доверия к низовым партийным структурам и к тем, кто управляет на местах, к руководству региона, муниципалитета, населенного пункта. При этом, если вы следили за этой кампанией или непосредственно, наверное, в ней принимали участие как один из членов Партии, то вы обратили внимание, что мы в этот раз не использовали активно какие-то пропагандистские позиции, связанные с авторитетом лидеров государства. Это нужно делать, но в умеренных количествах и, наверное, не на региональных выборах. На региональных выборах Партия должна показать свое лицо в регионе, и именно поэтому я считаю, что результат хорош прежде всего потому, что люди поддержали конкретных представителей Партии, работающих на местах – в муниципалитете, в том или ином населенном пункте, на региональном уровне или губернатора конкретного. Это ценно.

И наконец, третье, что я хотел бы отметить. Действительно, это были новые выборы с точки зрения правил, и, на мой взгляд, они продемонстрировали: как бы ни критиковали нашу политическую систему, она развивается. И эти выборы проходили в условиях гораздо более жесткой конкурентной борьбы. Взять хотя бы выборы губернаторов, которых у нас не было достаточно долгое время. Очевидно, что даже при наличии довольно значительной поддержки и у действующих губернаторов, и партийной поддержки все равно это свободное волеизъявление, и если бы авторитета не хватило, людей заставить проголосовать, как мы понимаем, невозможно. Хватило. Значит, работает система выборов, значит, та политическая реформа, которую я предложил провести еще в декабре прошлого года, обращаясь с посланием к Федеральному Собранию как действующий тогда президент, состоялась и приносит Партии, а стало быть, значительной части нашего общества не минусы, а плюсы. И другим политическим силам она тоже приносит плюсы, потому что они впервые за последние годы в конкурентной борьбе схлестнулись, скажем, на выборах губернаторов. Кто-то критикует систему, допустим, существующую сегодня, согласования на уровне муниципалитетов и соответствующих депутатских форм поддержки, кто-то считает, что это справедливо, но в любом случае эта система работает. Вот таковы итоги.

А.Д.Болквадзе: Спасибо.

Д.А.Медведев: Пожалуйста.

О.А.Коноплёва (председатель территориального общественного самоуправления «Чернявский», секретарь первичного отделения партии):

Дмитрий Анатольевич, добрый вечер! Коноплёва Ольга Аркадьевна, член партии с 2007 года, секретарь первичного отделения и председатель территориального общественного самоуправления. Сегодня наша общественность активно наблюдает за обсуждением проекта «Стратегия развития пенсионной системы», которую предложило Министерство труда и социальной защиты. У нас на сегодняшний день несколько различных противоречивых мнений касательно концепции развития пенсионной системы. Вопрос будет следующий: скажите, пожалуйста, насколько позиция партии и Правительства совпадает в данном вопросе? И как будет проходить обсуждение этой реформы?

Д.А.Медведев: Позиция партии и Правительства нерушима. Вы знаете, было бы странно, если бы я вам сказал сейчас, что как Председателю Правительства мне нравится то, что предложило Министерство труда, и то, что я в конечном счёте предложил в качестве стратегии модернизации пенсионной системы, но как лидер партии я этого поддержать не могу. После этого можно было бы сразу брать билет и ехать куда-нибудь либо на отдых, либо в психиатрическую больницу, потому что это уже такое реальное раздвоение сознания.

Мы с вами понимаем, что такое вообще реформа или модернизация пенсионной системы. Это очень сложная тема. Очень сложная тема и с точки зрения финансовой, и с точки зрения организационной, и, самое главное, с точки зрения человеческой, потому что она касается всех людей. Даже те, кто сегодня ходит в школу или является студентом, рано или поздно станут пенсионерами, и поэтому это тема, которая, с одной стороны, объединяет всех, а, с другой стороны, крайне такая чувствительная, щепетильная для любой политической силы. Та пенсионная система, которую мы имеем сегодня, – неплохая. Мы её создавали, достаточно долго обсуждали, это было на протяжении последних 12 лет, может быть, но это не значит, что она абсолютно совершенна. Скажем откровенно, в целом ряде прогнозов, которые делали мои коллеги даже, мы ошиблись, это нужно по-честному признать. Это касается различных элементов пенсионной системы, в том числе так называемого накопительного элемента. Накопительная система – важная и нужная составляющая часть. Но то, каким образом сконструирована сегодня эта часть пенсионной системы, каким образом она формируется, к каким результатам она приводит, не позволяет практически никому, кстати, даже самым ярым приверженцам действующей модели, сказать, что она высокоэффективна. Если она высокоэффективна, то почему, по нашим расчётам, эта накопительная пенсия к 2023 году будет ниже, чем пенсия из солидарной, из распределительной части? Значит, мы должны что-то поменять! Но я специально настаивал на том, чтобы эти решения были приняты не в тиши кабинетов там – Правительство поговорило, подготовило концепцию, внесло Президенту, договорились, приняли решение, вперёд, – а всё-таки, чтобы этот вопрос обсуждался всем обществом, всеми, кто заинтересован.

Именно та концепция, которую мы сформулировали – сейчас идёт это обсуждение, оно практически заканчивается, и у нас есть время для того, чтобы окончательно доработать законы... Я вчера встречался с членами Правительства, как раз мы говорили о том, чтобы, может быть, подрихтовать те предложения, которые мы сделали, включая вопросы стажа и некоторые другие. Поэтому обсуждение будет закончено, и мы окончательно сформулируем позиции. Главное – в результате модернизации пенсионной системы никто не должен ничего потерять, никакие права, которые возникли на настоящий момент, не должны быть забыты или видоизменены таким образом, что у человека уменьшился объём пенсионных выплат. Цель только одна – чтобы пенсия была больше, а учёт всех факторов был более справедливым. В этом цель, и здесь нет никакого противоречия между позицией Председателя Правительства и председателя партии.

О.А.Коноплёва: Спасибо

Д.А.Медведев: Прошу вас.

А.Г.Копысов (преподаватель Пермского государственного технического университета, член президиума регионального политического совета, секретарь первичного отделения партии): Алексей Георгиевич Копысов, секретарь первичного отделения, в партии с момента основания, делегат учредительного съезда. Я работаю на гуманитарном факультете Политехнического университета. Мы со студентами часто обсуждаем политические вопросы. Часть наших студентов позже оказывается на государственной и муниципальной службе. На днях обсуждали вопрос о принятом Государственной Думой законе о том, что депутаты, государственные служащие, должны декларировать соотношение доходов и трат. Дмитрий Анатольевич, как Вы считаете, насколько эффективным будет этот закон и какие следующие шаги государства в борьбе с коррупцией?

Д.А.Медведев: Спасибо, Алексей Георгиевич. У меня следующие ощущения от этого законопроекта. А я напомню, кстати, я его ещё вносил когда-то, но дело не в этом, конечно. Этот закон может быть полезным. Если вы спросите у меня, панацея это или нет, то нет, конечно, абсолютно, как любой закон о борьбе с коррупцией. Можно создать абсолютно фантастическое, изощрённое законодательство, и всё равно оно не будет работать. Но я считаю, что мы уже сделали правильные шаги, когда по моей инициативе (это было практически четыре года назад) мы: а) открыто сказали, что коррупция в нашей стране имеет фантастические масштабы, просто запредельные, и второе: что с ней нужно бороться всеми средствами.

Чего мы сделали за эти четыре года? Здесь даже самые ярые недоброжелатели нашей партии или того курса, который был предложен, вынуждены признавать: мы создали нормативный костяк. Его просто не было в нашей стране. Просто не было! Начиная с 1991 года его не было вообще. Был набор норм из Уголовного кодекса, причём практически неизменных с УК 1964 года.

Теперь в отношении этого закона. Понимаете, моя мысль, например, развивалась последовательно. Вообще во всём мире принято декларировать не траты, не расходы, а доходы, и, собственно, контроль за тем, чтобы человек честно сообщал о доходах, и есть лучшая система контроля, и я, кстати, в этом абсолютно уверен до сих пор. Но с учётом того, что у нас и общество пока такое развивающееся, и привычки соблюдать законодательство в этой сфере не очень серьёзные (ну есть, скажем откровенно, довольно глубокие коррупционные традиции, не важно, когда возникшие: есть различные исторические точки зрения, вы знаете), – нам, как и некоторым другим странам, может быть, есть смысл, во всяком случае сегодня, смотреть ещё и за тем, что тратят. Сделать это очень сложно, потому что невозможно объять необъятное, невозможно расписать всех родственников или всех друзей – мы тем самым просто создадим ситуацию, когда все будут воевать со всеми. Поэтому мы выбрали круг ближайших родственников и предложили: вот за три года учитываются доходы, и необходимо, чтобы расходы можно было соразмерить с этими доходами. Причём не по всем сделкам, потому что иначе это будет прямое и грубое вмешательство в частную жизнь, а по наиболее заметным: недвижимость, транспортные средства, акции, ценные бумаги как наиболее дорогое имущество.

Что получится – я не знаю, но в любом случае каждый чиновник, каждый депутат, любое подконтрольное лицо, уже начиная, надеюсь, со следующего года… Я же взрослый человек, я понимаю, что это не приведёт к ситуации, когда все станут моментально честными и так далее. Но он хотя бы будет думать о том, что, когда он что-то приобретает, с него могут потребовать доказательства адекватности расходов доходам. Я даже больше скажу. Когда он будет говорить своему знакомому или родственнику: «Слушай, давай вот эту квартирку, этот дом запишем на тебя», а это будет, конечно, никаких сомнений нет, то он всё равно будет понимать, что это всё-таки некоторое такое ухищрение юридическое, которое, может быть, в правовом смысле не наказуемо, а в моральном уже будет составлять для него такую неприятную отметку.

Это, мне кажется, в воспитательном плане, может быть, гораздо важнее, чем всё остальное, ну не говоря о том, что в самом законе содержатся санкции, включая возможность изъятия вот этого имущества для государственных нужд. Ну вот так.

А.Г.Копысов: Спасибо.

Д.А.Медведев: Пожалуйста, прошу вас.

Д.В.Малютин (депутат пермской городской думы, секретарь политического совета отделения партии Индустриального района г.Перми): Добрый вечер, Дмитрий Анатольевич! Дмитрий Малютин. Я являюсь секретарём местного отделения политического совета партии «Единая Россия» Индустриального района, также являюсь координатором регионального проекта «Народный контроль» в Пермском крае. Действительно, у нас в крае, как и на всей территории Российской Федерации, и в Перми в том числе, сегодня успешно реализуется ряд федеральных партийных проектов. Об этом сказали в преамбуле. В том числе и «Народный контроль». В работе принимают участие 479 активистов-общественников, которые сегодня мониторят цены на продукты питания в торговых сетях, в магазинах. Мы смотрим за ростом цен в аптеках Пермского края. Сегодня мы контролируем качество продуктов в магазинах - особенно это актуально в преддверии вступления России в ВТО. И что, на мой взгляд, самое важное – мы пытаемся сегодня следить за тем, чтобы в сетях не продавали алкоголь, особенно в ночное время, несовершеннолетним. Достаточно активно взаимодействуем с партийным руководством на федеральном уровне в лице Ирины Анатольевны Яровой (И.А.Яровая – член президиума генерального совета партии, депутат Государственной Думы), и без ложной скромности, по её оценке, наш регион и реализация в нашем регионе этого проекта являются одними из лучших в стране.

Всё бы хорошо, но есть проблемы. Проблемами этими является, например, то, что нас не пускают в магазины, в сети, нам не дают фиксировать или фотографировать ценники в магазинах, зачастую выдворяют просто из магазинов. Если вдруг мы находим какие-то нарушения, то очень многие это переводят в сторону дискредитации торговых сетей. Вопрос состоит в следующем: можно ли каким-то образом на законодательном уровне сегодня обеспечить эти полномочия нашим активистам-общественникам для лучшей, более реальной реализации этого проекта, потому что это важно во всей стране? Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо. Уважаемый тёзка, я могу сказать, что действительно вы на хорошем счету в этом плане: я тоже слышал о том, что система общественного контроля в Перми работает очень солидно, по-серьёзному. Знаете, в принципе, наверное, какие-то законодательные решения возможны. Но при этом нам, конечно, нельзя создать ситуацию, когда в результате деятельности общественных структур вообще будет парализована деятельность любой коммерческой структуры, потому что право на контроль всего и вся в любой ситуации, - наверное, это было бы определённым перебором. Мы когда-то проходили это на уровне партийного контроля, советского контроля. Это всё-таки всё в прошлом осталось. Но есть очень чувствительные места, и вы правы. Это действительно магазины: сетевые магазины, да и не сетевые: это контроль реализации алкоголя и табачных изделий несовершеннолетним, аптеки те же самые. Здесь нужно просто подумать над правовой конструкцией, которая могла бы создавать для каких-то объединений общественных структур… Мы же не можем сказать, что «Единая Россия» может ходить проверять, – это было бы несправедливо: у нас многопартийная страна, многопартийная система. Но для каких-то общественных структур, объединений возможность как минимум хотя бы заходить в такие помещения, на такие предприятия и выяснять ситуацию на месте… Это можно было бы попробовать сделать, я, правда, не знаю, в каком нормативном акте, может быть, в законе о торговле, который, кстати, сейчас в очередной раз предлагается поменять, и может быть, есть смысл к этому вернуться и в контексте вашего предложения.

Запрещать фотографировать ценники - вообще не понимаю, на каком основании можно, я просто пытался проанализировать, почему владелец магазина это запрещает делать…

Реплика: Это не является коммерческой тайной…

Д.А.Медведев: Абсолютно верно. Более того, с правовой точки зрения то, что лежит на прилавке (так юристы говорят, во всяком случае, тут они есть, они меня поддержат), – это публичная оферта, то есть это предложение ко всем и каждому заключить договор купли-продажи. Что же здесь тайного? Это всё можно фотографировать и без всяких общественных комиссий, и без контрольных комитетов и так далее. Но, конечно, если вас выдворяют, в этом случае вам трудно возразить, если за вами нет авторитета закона. Я подумаю, может быть, действительно (мы с коллегами из Государственной Думы проконсультируемся) поместить соответствующие права для объединений потребителей и других общественных структур в закон о торговле.

Д.В.Малютин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Д.А.Медведев: Так, уже поинтенсивнее всё идет. Давайте с вас начнём, потом вы и в эту сторону вернёмся. Пожалуйста.

И.В.Гельбич (специалист Индустриального районного общества Всероссийского общества инвалидов, секретарь первичного отделения партии): Здравствуйте! Зовут меня Гельбич Ирина Васильевна. В партии я с 2002 года. Являюсь секретарём первичной организации. Так как у меня ребёнок-инвалид, я работаю в социальной сфере – в Обществе инвалидов Индустриального района уже более 15 лет специалистом по работе с детьми-инвалидами. У меня такой вопрос: запланированы ли дополнительные меры и финансирование для социальных программ по безбарьерной среде для детей-инвалидов в каждом учебном учреждении?

Д.А.Медведев: Спасибо, Ирина Васильевна. Вообще программа «Безбарьерная среда», вы отлично знаете по своему опыту… На самом деле этот опыт у любого человека, который помогает инвалидам или, наоборот, который сам является инвалидом, всегда драматический, потому что таковы наши жизненные условия, к сожалению. Так вот эта программа безбарьерной среды появилась относительно недавно, и могу вам сказать, что мне очень отрадно, что она всё-таки стала приживаться в регионах. Потому что когда ещё три-пять лет назад я об этом заговаривал с губернаторами или руководителями других местных органов управления, они подчас даже не понимали что это такое, при том что во всём мире идея безбарьерной среды для людей с ограничениями по здоровью просто элементарная, и я рад тому, что сейчас это стало как-то реализовываться. Это первое. Второе. Очень важно, чтобы эта программа вошла в ткань повседневной деятельности регионов, муниципалитетов и федеральных, конечно, властей, хотя мы уже своё слово сказали в значительной мере. Почему? Потому что я помню, несколько лет назад приходилось продавливать необходимость изменения стандартов под людей с ограничениями по здоровью. Сейчас мы всё-таки добились того, что хотя бы новые здания и промышленные здания, офисы и значительная часть жилых объектов строится с учётом того, что есть люди, у которых есть инвалидность, есть ограничения по здоровью.

Что же касается наращивания поддержки, то, конечно, мы это будем делать, но будем делать таким образом: это должен быть совокупный результат труда федерального Правительства и соответствующих затрат, которые идут по федеральным программам, региональных властей и даже муниципалитетов. Потому что если мы в очередной раз скажем, что этим занимается, допустим, только Федерация, то, можете не сомневаться, в регионах об этом забудут, потому что, к сожалению, человек так устроен, что очень часто чужая беда не очень трогает.

И это, может быть, последнее, что я хотел бы сказать. Знаете, это моральный вопрос, но от этого он не менее важен. Вот за границей люди, у которых есть проблемы со здоровьем, если не живут полноценной жизнью, то хотя бы интегрированы в обычную жизнь. Они социализированы, они не чувствуют, что они не способны на футбол пойти, посмотреть или куда-то поехать, просто элементарно добраться до врача. И это воспринимается как проблема всего общества. Вот у них к этому вопросов нет. А у нас, к сожалению, здесь есть большие проблемы – всё это имеет ещё советскую историю, потому что советский человек, как известно, должен был быть здоровым, а инвалидов у нас в советский период просто не было. Их просто не было! Их не было видно! Вплоть до того, что во время крупных государственных мероприятий просто говорили: не выходите никуда. Здесь рудименты этого сознания остались у очень значительной части людей, и мы должны сделать всё, чтобы, во-первых, и сознание чиновников изменить на всех уровнях, и чтобы обычные люди стали это воспринимать правильно.

Я помню, пришёл в школу с инклюзивным образованием в Москве, их тоже там не так много, хотя во всём мире этот опыт очень востребован, и мне, конечно, было очень приятно смотреть на то, что дети, а дети ведь существа очень жёсткие, если не сказать иногда – жестокие: они могут сказать всё, что угодно и сделать больно в разной ситуации… Так вот дети вместе, находясь в одном микроколлективе, абсолютно не обращают внимания на то, что мальчик, например, на коляске или ещё как-то, то есть для них это нормальная ситуация. Да, кто-то ходит, а кто-то на коляске ездит. Если мы добьёмся вот такого отношения к инвалидам, я считаю, что мы станем цивилизованным обществом.

В.А.Нелюбин (президент пермского городского клуба спортивных единоборств «Пермские медведи», заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в законодательном собрании Пермского края): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Нелюбин Владимир Александрович, член президиума регионального политсовета, заслуженный тренер России, кандидат педагогических наук, президент Союза спортивных федераций и депутат законодательного собрания. Я хотел бы, наверное, выразить благодарность от всех олимпийцев Пермского края, спортсменов России за то, что, когда Вы были Президентом, Вы дали другое звучание спортсменам, – не только после Олимпийских игр, но и после выступления на чемпионатах мира и Европы -тем командам, которые прославили нашу великую страну. Много было сделано на уровне федеральной власти – это строительство спортивных ФОКов, и региональная власть, и партия «Единая Россия» построили много спортивных объектов.

У меня вопрос такой. На сегодняшний день проблема с детскими тренерами: зарплата детских тренеров на сегодняшний день не попала под раздел педагогических работников, где поднимается зарплата до средней по региону. Предложение – поднять нашей партией вопрос на федеральном уровне, чтобы зарплату детским тренерам подняли до уровня зарплаты педагогических работников. Всегда мы считались педагогическими работниками. На сегодняшний день нас отцепили от этого. Как Вы считаете – по зарплате детских тренеров, на уровне федеральной власти…

Д.А.Медведев: Владимир Александрович, во-первых, спасибо за оценку того, что мы делали в последние годы. Во-вторых, я посмотрел, у вас красиво называется объединение, которое вы возглавляете, – «Пермские медведи», да? Правильно я посмотрел?

В.А.Нелюбин: Пермские – это одна часть, сейчас я объединяю всех спортсменов Пермского края.

Д.А.Медведев: Понятно. Теперь в отношении вопроса. Я думаю, что, строго говоря, никакой принципиальной разницы между детским тренером и педагогом нет, потому что и то, и другое – это воспитание молодого человека. Только это либо физическое воспитание, воспитание его физических навыков или подготовка спортсмена, или воспитание и образование человека в других отраслях. Поэтому на будущее у меня нет никаких сомнений в том, что эти категории должны быть в конечном счёте приравнены друг к другу. То, что на это не обращали внимания, ну если сказать по-честному, – это связано только с одним: деньги. Или даже не то, что не обращали внимания, – эту тему я слышу регулярно во время встреч со спортсменами. Практически все спортсмены, и особенно успешные, говорят: вот знаете, мы не за себя, мы и так в жизни состоялись, а вот детские тренеры, они обделённые, мы им не платим как следует. Мы обязательно будем вот эти позиции смыкать.

Если вы предлагаете сделать какие-то шаги по партийной линии, я считаю, что это было бы неплохо. Мне кажется, это вызовет правильный отклик не только у спортсменов или у самих тренеров, но и у обычных людей, потому что родителю же небезразлично, кому он доверяет своего ребёнка, ему же не безразлично, какой учитель в школе, он говорит: ну вот это хороший учитель, а вот этот какой-то не очень понятный… Точно так же тренер. И дело не только в том, чтобы добиться какого-то выдающегося спортивного результата, нет, а просто в том, что это вопрос жизни и здоровья молодого человека. Если ты отдал своё чадо кому-то – значит, должен понимать, что у него есть навыки. Ну а как мы можем набрать нормальных людей, если мы им не платим ничего?

У меня есть предложение: давайте подумаем, может быть, над партийной составляющей этой программы, потому что по другим категориям мы двинулись вперёд. Я не буду говорить про учителей и врачей – это отдельная тема, отдельные решения уже есть, я считаю, что они в общем и целом вполне серьёзные. Это же касается воспитателей детских садов, педагогов, которые работают во внеклассном измерении, тех, кто занимается непрофильным образованием. Это же должно касаться, наверное, и тренеров. Давайте так поступим.

Ю.Л.Борисовец (президент ассоциации «Российский индустриальный альянс», руководитель фракции «Единая Россия» в законодательном собрании Пермского края): Борисовец Юрий Львович, руководитель фракции «Единая Россия» в законодательном собрании Пермского края, член партии со дня основания. Дмитрий Анатольевич, в партию на муниципальном и региональном уровнях часто приходят бизнесмены, представители малого и среднего бизнеса со своими проблемами. Надо отметить, что в настоящее время в исполнительной власти создано уже достаточное количество институтов, которые должны заниматься этими проблемами, и, наверное, партия не должна вмешиваться в дела Правительства, исполнительной власти. Но тем не менее вопросы формирования исполнительной власти, контроля над деятельностью исполнительной власти и Правительства остаются за партией. В связи с этим вопрос: как Вы видите дальнейшее возможное развитие отношений именно партии и бизнеса?

Д.А.Медведев: Спасибо, Юрий Львович. Приятно, что все говорят о том, в какой момент кто вступил в партию. Глядишь, когда-нибудь мы доживём до ситуации, как, помните, было – «член РСДРП с 1896 года». Правда, для этой партии это закончилось в конечном счёте не очень хорошо, потому что, когда вперёд были выставлены определённые регалии, содержательная работа ушла на задний план.

Взаимоотношения между партией и бизнесом – очень серьёзная тема. Очень серьёзная! Скажу вам откровенно, я даже дал сейчас поручения руководителям генерального совета и нашей фракции подготовить мою встречу с представителями бизнеса, которые симпатизируют «Единой России» или являются членами нашей партии. Потому что, знаете, мы очень часто высказываемся за необходимость поддерживать людей труда, это абсолютно правильно, – рабочих, аграриев, бюджетников, военных, учителей, врачей. Но нам не нужно забывать, что значительная часть наших людей сегодня занимается бизнесом, и количество этих людей будет всё больше и больше. Я не имею в виду крупный бизнес, я имею в виду средний бизнес и малый бизнес, индивидуальных предпринимателей. И мы как партия просто обязаны опираться на этих людей, мы не должны отказывать им в своей поддержке. Кто-то из них может смотреть в сторону другой партии, ну хозяин – барин, тем не менее, если говорить о поддержке значительной части бизнеса, то, я уверен, наша партия её способна сохранить хотя бы потому, что те цели, которые преследует «Единая Россия», наши программные позиции, наше отношение к бизнесу, к развитию современного эффективного рынка в нашей стране не отличаются от позиций абсолютного большинства российских бизнесменов. Это не значит, что они всем довольны, у них всегда есть набор претензий к тем государственным решениям, которые принимаются, к налоговой политике, проверкам, массе других вещей. Но мы должны находиться в постоянном диалоге, поэтому я хотел бы сказать, что считаю крайне важным для партии постоянно общаться с представителями бизнеса и уделять внимание его проблемам – не менее важным, чем заниматься другими вопросами во всяком случае, с тем чтобы эта территория не переходила под внимание, не окормлялась другими политическими силами, которые говорят: «Ну “Единая Россия” не для вас, она для другой части населения, а вот мы (например, правая партия, любые правые партии) выражаем интересы бизнеса». Никакой монополии у правых партий на представительство интересов бизнеса нет. И вообще все эти оценки или идеологические стандарты остались в прошлом. Вы посмотрите на опыт других стран: когда власть переходит, например, в странах европейской демократии или в других странах из рук социал-демократов в руки консерваторов (а ведь наша с вами партия – это прежде всего консервативная сила) или в руки каких-то других политических сил, разве кардинально меняется отношение к бизнесу? Ничего подобного! Любая политическая сила бьётся за поддержку бизнеса, это нормально, и нашей партии это нужно делать.

Ю.Л.Борисовец: Спасибо.

Г.Е.Володина (директор пермского филиала Высшей школы экономики, член президиума регионального политического совета партии): Дмитрий Анатольевич, я – Володина Галина Емельяновна, директор пермского филиала Высшей школы экономики. Я являюсь членом президиума регионального политсовета и членом Общественной палаты края. Дмитрий Анатольевич, меня и моих коллег очень волнует следующая проблема: дети уезжают. Уезжает самая лучшая часть, самая одарённая, самая хорошо образованная. Уезжает не только в Москву из Пермского края, уезжает за границу и не планирует развитие своей карьерной траектории на родине. Я думаю, что со мной согласятся жители других регионов. Кроме того, я думаю, вся Россия испытывает нарастающую утрату любви пушкинской «к отеческим гробам, к родному пепелищу». Мы это видим, мы все взрослые люди, нас это очень волнует. В то же время мы наблюдаем, что гуманитарное образование сжимается не только в школе, но и в университетах, а ведь именно гуманитарное образование ответственно за формирование личности патриотичной, гражданственной, в то же время за формирование интеллекта, воображения, интуиции, способности к инсайтам – это то, что нужно нам. Как Вы считаете, и согласны ли Вы, Дмитрий Анатольевич, с тем, что необходимо формирование интереса, вкуса к изучению гуманитарных наук, и это должно стать серьёзной задачей для нас всех и Правительства тоже? Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо, Галина Емельяновна. Вы знаете, я с вами и согласен, и не согласен. У меня у самого гуманитарное образование, и, наверное, было бы понятно, если бы я сказал: «Да, конечно, согласен! Нужно прививать вкус к гуманитарным наукам!». Но так получилось, что гуманитарные науки за последние 20 лет… Да, в чём-то, может, и произошло некоторое ослабление внимания, но, с другой стороны, по количеству гуманитарных учебных заведений, гуманитарных факультетов, гуманитарных дисциплин мы впереди планеты всей, а вот, к сожалению, внимание к инженерному образованию ослабло радикально. У меня у самого, я говорю, не инженерное образование, но я же вижу, что ещё 40 лет назад, 50 лет назад, работа инженера считалась очень престижной. Когда я был студентом, она уже была не очень престижная, но тем не менее конкурс в инженерные вузы был очень высокий. Мои товарищи в Ленинграде поступали, там конкурс был выше, чем в гуманитарных многих вузах. В 1990-е годы всё рухнуло, вообще перестали идти учиться на инженерные специальности. А если говорить об общественно-политических дисциплинах, о гуманитарных науках, то, наоборот, они вышли на передний план, и появились всякого рода выверты. Например, я об этом неоднократно говорил, в крупном инженерном вузе вдруг, раз, появляется юридический факультет. Ну какие там юристы? Я же знаю всех юристов, нормальных во всяком случае. Там ни одного нет. Им нужно заниматься инженерными дисциплинами (они очень сложные), нужно сопромат преподавать, а они взялись юридические науки преподавать. Ну и какие оттуда выходят специалисты? Не дай бог к такому следователю попасть когда-нибудь или к судье ещё хуже. Вот поэтому в этом смысле я не считаю, что у нас произошло изменение образовательных доминант в сторону от гуманитарного образования.

Но вот если говорить о качественном гуманитарном образовании, то с этим, конечно, проблемы. Но с этим были проблемы всегда, потому что, знаете, хороший профессор – это хороший профессор. И если говорить о марках, то хороший университет, будь то Московский, Питерский или Пермский, – это хороший университет, а паршивый университет – это паршивый университет. И такие тоже есть. Поэтому, когда я их критикую, многие обижаются, говорят: «Зачем Вы хотите нас закрывать?» Да я не хочу никого закрывать, я просто хочу, чтобы образование было качественное. Если есть студенты, пусть они учатся дальше. Ни в коем случае никого нельзя выгонять. Но чтобы они получали нормальное, качественное образование в сильном вузе. Поэтому у меня к этому такое отношение.

Вы ещё сказали в отношении того, что уезжают. Вот у меня к этому тоже такое двоякое отношение. У меня было общение на факультете журналистики МГУ. Там такой был довольно интересный эпизод. Я сначала к ним приехал, но не к ним, а там была другая встреча, они обиделись, из этого устроили некоторое политическое шоу, ну отдельные во всяком случае студенты. Они всегда люди креативные, им интересно этим заниматься, это такая живая политика, плюс московский вуз. Я говорю: ну хорошо я ещё раз к вам приеду. Потом мы с ними обсуждали разные темы, часа, наверное, три проговорили. Но я почему вспомнил об этом? Одна девушка встала и говорит: «Всё. Вы меня потеряли. Я после пятого курса уезжаю». Не помню – во Францию, в Италию, не знаю куда. До свидания. Уезжайте. Это невозможно изменить. Если человек решил, что он уедет, это его личный выбор, он взрослый человек. Более того, мы ни в коем случае не должны пресекать возможность молодых людей поехать получить какое-то ещё образование за границей. То же самое касается приезда к нам иностранных студентов. И насильно никому мил не будешь, поэтому, если человек хочет приносить пользу своей стране, он останется, а если уехал, вполне вероятно, вернётся, и таких абсолютное большинство. Потому что есть такая русская пословица в отношении того, кто где родился – там и пригодился. Всё равно большинство людей – и талантливых математиков, физиков, и гуманитариев, и бизнесменов, – они всё равно рано или поздно возвращаются к нам, потому что они наши по своей ментальности, по своей природе, по своим привычкам. Даже если они деньги большие там зарабатывают, они говорят: всё равно дома есть дома. Но кто хочет там оставаться – ну, у нас нет железного занавеса.

Более сложной является проблема отъезда из провинции в столицу – вот это реальная проблема, гораздо большая, чем та, о которой вы говорите. Но она тоже появилась не сегодня. Вряд ли мы бы узнали про Михаила Ломоносова, если б он так и остался в архангельской глубинке, но он всё-таки, по сути, пешком дошёл до столицы и стал выдающимся нашим учёным. И всё-таки потоки изначально будут устремлены из провинции в столицу – так устроен весь мир. Но наша задача сейчас состоит в том, чтобы создавать такие условия жизни для интеллектуальной части общества, для всех, кто занимается наукой, образованием в регионах, чтобы не было капитальной разницы между тем, как обстоят дела в столице и, допустим, в том или ином региональном центре. Разница будет. Она везде есть, в любой стране, но не должно быть капитальной разницы, чтобы человек мог поехать поучиться, допустим, в той же самой Москве или Петербурге, потом вернуться к себе через какое-то время мотивированным тем же самым, о чём вы говорите, - любовью к своему краю, к «отеческим гробам» даже и ко всему тому, что связано со своей историей. Но запрещать это, привязывать – невозможно. Надо создавать условия, и это – задача и государственная, и партийная. Так вот.

Т.Н.Конопаткина (глава администрации Кишертского муниципального района, член политического совета регионального отделения партии): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Конопаткина Тамара Николаевна, глава Кишертского муниципального района, член партии «Единая Россия» с 2007 года, член регионального политсовета...

Д.А.Медведев: Вы меня просто смущаете этим партийным стажем, потому что у меня партийный стаж – короткий. Я даже не знаю, как себя вести.

Т.Н.Конопаткина: С 2007 года – это тоже ещё совсем-совсем, скажем так, младенческий возраст, наверное. Хочу сказать, что проблема с местами в детских садах сегодня очень серьёзная. Знаю, что решение этого вопроса Вы тоже взяли под самый жёсткий контроль. Мы понимаем, что надо строить детские садики, сегодня открывать новые дополнительные группы, искать и поддерживать новые формы дошкольного образования, но мы, члены партии, не должны, наверное, быть в стороне от решения этой проблемы…

Д.А.Медведев: Не должны.

Т.Н.Конопаткина: И я думаю, Дмитрий Анатольевич, вопрос такой, вообще предложение, скорее всего: может ли наша партия быть инициатором вопроса по использованию части материнского капитала на посещение частных детских садиков? Тем самым мы, наверное, ещё и разовьём предпринимательство в данном вопросе, в данной сфере. Как Вы считаете?

Д.А.Медведев: Спасибо большое. Это действительно тема очень существенная, она практически для всех важна, у кого есть дети, а это вся наша страна. Так что, Тамара Николаевна, вы правы.

В каждой территории ситуация разная. У вас, насколько я понимаю, порядка 30 тыс. человек состоит в очередях на устройство своих детей в детские дошкольные учреждения. Но это такая оптимистическая цифра, потому что она вроде бы рассчитана по тем, чьи дети достигли полутора лет. Есть семьи, где хотели бы и раньше отдать своих детей в ясли, в детские сады. Но в любом случае, 30 тыс. – большая цифра. Есть другие регионы, где практически нет очереди… Да, есть такие, и у нас их десятка полтора. И это не значит, что там радикально лучшая ситуация или что там какие-то особо продвинутые губернаторы, нет. Просто так получилось: либо не ослабляли стройку, либо не дали растащить фонд детских дошкольных учреждений в 1990-е годы, либо в какой-то момент сориентировались. Причём это бывают и густонаселённые территории, это не только маленькие наши субъекты, где по 50, по 100 тыс. человек живёт. Но в целом это проблема огромная для страны, это сотни тысяч детей, которые нуждаются в устройстве. Мы начали эту проблему решать, и решаем её неплохими темпами…

Но с другой стороны, мы сейчас занимаемся демографической политикой, и очень хорошо, что у нас наметился реальный прирост населения. Там, вероятно, будет провал, к сожалению, из-за того, что есть проблемы 1990-х годов и количество женщин, которые хотят рожать, сейчас тоже немножко на таком нисходящем тренде находится, но в любом случае общее количество детей будет расти. Эту проблему нам нужно решить, у нас есть разные инструменты. Вы предлагаете использовать часть материнского капитала на это. Знаете, я не возражаю против того, чтобы подумать, но если по-честному, у меня есть некоторые сомнения. Почему? Потому что когда мы этот материнский капитал придумывали, мы думали в основном о том, чтобы либо женщине помочь, либо помочь семье в решении кардинальных задач, а именно: жильё,  98–99%  выбирают использование материнского капитала на жильё; или пенсионные накопления женщины, потому что она ухаживает за ребёнком; или, наконец, образование для ребёнка. Мы считали, что это три ключевые задачи. При этом сразу же, когда мы это всё обсуждали, раздавались такие голоса: «Зря вы это всё делаете – делите на три категории. Дайте лучше деньги женщинам в руки, они сами распорядятся». Я считаю, что это неправильно. Человек так устроен, что ему иногда очень трудно выбрать приоритеты. Жизнь есть жизнь, она у всех очень индивидуальна, очень сложная. Ну я уж не говорю о том, что количество махинаторов в нашей жизни тоже весьма и весьма приличное, и значительная часть этих денег тогда перекочевала бы в карманы жуликам. Причём, каким образом? У людей сложная жизненная ситуация… И сейчас это происходит, но это происходит всё-таки гораздо более сложными способами, а тогда просто бы эти деньги тянули и всё.

Поэтому я не считаю, что это такой самый главный приоритет – платёж за ребёнка в детском дошкольном учреждении. Хотя, конечно, для некоторых семей это, может быть, весомая часть своего бюджета, но мне кажется, что всё-таки лучше это не распылять. Но я не возражаю против того, чтобы эту тему обсудить. Другое дело, что, может, откровенно говоря, так статься, что эти деньги не будут израсходованы, понимаете, в период, когда ребёнок ходит в детский сад, и тогда возникнет вопрос, как нам поступить с остатком? Тоже такая сложная тема. Я знаю, что и у вас в регионе было много интересных начинаний, программ, в том числе по распоряжению деньгами, когда мама выбирает… Это в принципе правильно, хочу сразу сказать, это хорошая тема, но надо ли эти довольно значительные всё-таки для нашей страны средства размывать на такие цели, мне кажется, вопрос.

Т.Н.Конопаткина: Дмитрий Анатольевич, просто Пермский край готов обсудить эту тему.

Д.А.Медведев: Так давайте обсудим, я не против! Но я вам высказал свои сомнения, высказал свои сомнения по ряду причин, о которых сказал.

И.В.Жукова (член штаба регионального отделения Всероссийской общественной организации «Молодая гвардия Единой России», пресс-секретарь регионального исполнительного комитета партии): Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Д.А.Медведев: Здравствуйте!

И.В.Жукова: Меня зовут Ирина Жукова, я активист «Молодой гвардии», выпускница кафедры политологии…

Д.А.Медведев: Вот как раз представитель гуманитарного образования.

И.В.Жукова: Да, именно. Сейчас я активно занимаюсь журналистикой. Вы прекрасно знаете о том, что…

Д.А.Медведев: О чём вы пишете, Ирина?

И.В.Жукова: О политике. Я же политолог.

Д.А.Медведев: Понятно, то есть вы потом опишете всё, что здесь происходило. Хорошо. Будьте объективны.

И.В.Жукова: Конечно. Вы прекрасно знаете, что сегодня, 30 октября, – День памяти жертв политических репрессий. И должна Вам сказать, что в Пермском крае не понаслышке и не по историческим документам известно, что такое репрессии, потому что на территории нашего края, нашей территории находился лагерь политических заключенных, сейчас на его месте находится музей, единственный в России, – истории политических репрессий. Опять же как студент-политолог я скажу, что любому выпускнику моей кафедры, моей специальности, известно о том, что существуют факты замалчивания истории, переписывания и выставления истории в выгодном для того или иного лица свете. Вследствие этого в головах людей формируется такой определенный информационный раздрай.

Д.А.Медведев: Желаю, чтобы у вас он не сформировался.

И.В.Жукова: Я надеюсь, что мое образование все-таки позволяет, чтобы он не сформировался. И если так можно выразиться, то у каждого человека есть какая-то своя история, у каждой группы во всяком случае. И вопрос: Дмитрий Анатольевич: как Вы считаете, как нужно бороться с этим информационным раздраем и что делать с переписыванием истории? Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо. Сложный такой вопрос задали. Известно, история – это самая непредсказуемая гуманитарная наука. И дело не только в том, что каждый правитель пытается переписать историю под себя или каждая политическая сила перекраивает ее для своих политических же целей, а просто в силу того, что история всегда пропускается через головы людей. А если говорить о средствах фиксации истории, то они стали доступны только последние максимум тысячу лет, а если говорить серьезно, то 200–300–400 лет, когда книги появились, а если говорить о полноценной истории, то, может быть, вообще последние 100 лет. Это всегда будет порождать очень разные оценки. И, знаете, когда говорят, кто-то переписал историю, я всегда к этому отношусь философски, потому что я уверен, что рано или поздно «перепишут» его самого. Некоторые классики известного учения и практики известного учения тоже эту историю переписывали. Я, когда учился, в отличие от вас, у меня не было истории…

И.В.Жукова: Я тоже училась.

Д.А.Медведев: Да, когда учился. Не чему учился, а когда учился – в отличие от вас, потому что это было довольно давно. Так вот у меня тогда не было курса общей истории, у меня был, правда, был курс истории государства и права, потому что я – юрист. Но зато мне преподавали интересный очень курс, многие здесь присутствующие его изучали, такая была серьёзная книжка – называлась «История КПСС». Я, кстати, её очень хорошо сдавал, да. И уже тогда, когда я читал эту книгу, у меня были ощущения того, что, при том что я был в общем нормальный студент, это настолько идеологизированное издание, оно настолько далеко от реальной жизни, и тем не менее я обязан вот эту доктрину в абсолютно догматическом ключе излагать на экзамене и получать за это «пятёрки», а я других оценок не получал. Приходилось учиться. Поэтому где теперь этот учебник, который называли «кирпич»? Он был красный, был серый. И автор-составитель – академик Пономарёв, которого уже нет, кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС. А история всё равно продолжается, остаются разные оценки.

Но вы затронули очень скорбную часть нашей истории, и вот этого я не могу не отметить. Человеческая память, конечно, очень избирательна: человек не любит помнить плохое. Если бы, кстати, человек всё время думал о плохом, он бы не выжил как биологический вид, поэтому у человека всегда негативные эмоции вытесняются на задний план. Они такие маргинальные: сначала грустно, тяжело, а потом: да ладно. Проходит полгода, год, два, три… Вы знаете, в этом смысле это произошло отчасти и с нашим восприятием периода репрессий. Но я ещё раз хочу сказать (надеюсь, вас это не обижает), я немножко постарше, и я помню, как это было в 1980-е годы, когда любая публикация на тему этого периода, который был абсолютно закрытым, воспринималась как откровение. Все зачитывались известными произведениями, начиная от «Архипелага ГУЛага» Солженицына и заканчивая массой других менее значимых, но не менее интересных. Потом это всё как-то успокоилось. Потом появился другой тренд: «А чего нам всё время про это говорят? А вообще история нашей страны – она славная. А вообще было очень много хорошего…» Это всё правда на самом деле – и история особая, и у каждой эпохи есть серьёзные, важные, славные страницы. Ну как можно, например, в иных красках описывать историю Великой Отечественной войны? Это была победа всей страны, в том числе и руководства, какое бы оно ни было, как бы мы к нему ни относились. Мне, например, там значительная часть людей совсем несимпатична, но это всё-таки была их победа, не только победа народа, но и тех решений, которые тогда принимались, и это было сделано не вопреки, а совместно. Но, с другой стороны, говоря об этом, мы должны помнить, к чему привели эти репрессии. Я сейчас не буду называть никаких цифр. Моя оценка была и остаётся прежней: кому-то она, может, и не очень нравится, но я считаю, что за то, что происходило тогда, целый ряд руководителей Советского государства – не только Иосиф Сталин, но и целый ряд других руководителей, – безусловно, заслуживает самой жёсткой оценки. Их невозможно привлечь к ответственности, но это именно так. И это должно остаться в анналах нашей истории, чтобы никогда этого не повторилось, потому что война со своим народом – это тягчайшее преступление. Тягчайшее преступление! Поэтому тот музей, о котором вы говорите, я считаю, что хорошо, что он есть. Плохо то, что другие мемориалы, посвящённые памяти жертв политических репрессий, в нашей стране не состоялись, хотя были обращения на эту тему. А вообще, всегда нужно помнить, что жизнь состоит не только из светлых моментов, но и из довольно грустных. Тот человек, который не помнит о них, – это бедный человек. Но и заниматься только тем, что вызывать у себя такое чувство грусти и ощущение того, что всё было напрасно, мне кажется, тоже неверно.

Почему я об этом говорю достаточно подробно? Мне кажется, и у нашей партии должно быть к соответствующему периоду своё отношение и оно должно быть максимально объективным. Мы ни в коей мере не должны зачёркивать славные страницы истории нашего Отечества советского периода – их было очень много. Но, с другой стороны, мы должны помнить и о том, что происходило. И, кстати, здесь, на территории Пермского края, эти слова, может быть, звучат гораздо более актуально, чем в других местах, где сегодня забыли о том, что происходило в 1930-е и 1940-е годы.

Пожалуйста. Так, уже час мы общаемся. Давайте я пойду преподавательским путём. Я ещё дам высказаться, задать вопрос трём нашим товарищам, которые здесь присутствуют, и на этом завершим. Ладно? Прошу вас.

В.О.Галиновская (директор ООО «ЯMEDИА», член штаба регионального отделения Всероссийской общественной организации «Молодая гвардия “Единой России”»): Галиновская Валерия Олеговна, директор молодёжного портала и газеты «ЯMEDИА», активистка «Молодой гвардии». Дмитрий Анатольевич, мне как руководителю молодёжного СМИ, как пользователю интернета очень интересна Ваша позиция относительно цензуры в интернете, в сети. Как Вы считаете, правильно ли контролировать всё то, что происходит сегодня в мировой паутине, как это делается, например, в Китае и ряде других стран? Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо, Валерия Олеговна, Валерия. Отвечу коротко: это не то что неправильно, это просто невозможно. И вы это знаете не хуже меня, как и все здесь присутствующие. Контролировать это невозможно, а тот, кто пытается этим заниматься, тот создаёт совершенно другую страну, и в этом случае это уже не мировая паутина, как вы говорите, не интернет, а совершенно другой ресурс. И мы, я думаю, здесь не должны отличаться от абсолютного большинства других стран. Смысла досконально контролировать содержимое интернета нет. Это первое.

А второе – и сил, и средств контролировать соответствующее содержимое ни у кого нет, потому что мы с вами знаем, как происходят общественные процессы. Если тема, допустим, становится запретной в том или ином государстве, закрывается соответствующий сайт или закрывается соответствующий домен, буквально через час он появляется на зеркальном сайте в другой стране – благо всегда найдутся конкуренты, которые с удовольствием всё это сделают и с другим расширением… Не важно, не буду называть, какое… Всё это можно получить абсолютно в неизменном виде. Нет смысла бороться в таком плане: нет никаких сил и средств.

Но это не значит, что государство должно быть абсолютно безразличным к тому, что происходит там. Что нужно делать? Во-первых, нужно, на мой взгляд, – ну я сейчас скажу такую максималистскую идею – подумать всё-таки о создании неких мировых принципов работы во всемирной сети, которые должны, во-первых, содержать вещи, которые нежелательны и по которым государство должно свою позицию высказывать, и содержать, собственно, набор правил, по которым развивается эта сеть. Во всем мире торговля наркотиками – это преступление, во всем мире педофилия – это преступление. И поэтому тот, кто пропагандирует наркотики через всемирную сеть или соответствующие сексуальные действия, – это человек, который в принципе совершает преступления по любому правопорядку. По любому правопорядку!

В этом смысле тот законопроект, который мы приняли, ничем не хуже, чем соответствующие решения, – либо законодательные, либо судебные, которые принимались во всех других странах. Этому законопроекту еще предстоит доказать свою состоятельность в смысле возможности влияния. Я полагаю, что эффективность этого законопроекта будет не очень высокой, и, если я ошибусь, что ж, хорошо. Но в любом случае мы этим законопроектом как бы говорим, что есть вещи, которые не могут быть безразличными для тех, кто занимается оказанием услуг в интернете – провайдеров, владельцев соответствующих хостингов – в общем, тех, кто занимается распространением информации, для кого это, кстати, прибыль, для кого это в конечном счёте коммерческая деятельность. И когда те или иные обязанности на них возлагаются, это, мне кажется, нормально. Но эти обязанности не должны быть запредельными, потому что фильтровать весь контент, который есть, они не смогут. Но если им указывают на то, что здесь есть что-то, что является явно противоречащим основам любого правопорядка, что составляет преступление по любому праву, вот на это они должны реагировать.

Сможем ли мы победить соответствующие вещи, о которых я говорю, при помощи этого закона? Нет. Но мы тогда можем хотя бы сказать, что мы обращаем на это внимание и мы спрашиваем с тех, кто бесконтрольным образом поощряет. А так, суммируя, интернет должен быть свободным и развиваться по тем законам, которые для него выработает всё человечество. Основная проблема сегодня заключается в том, что значительная часть государств не хочет в этом участвовать, не хочет определять правила работы. Есть отдельные государства, которые занимаются этим с удовольствием, просто потому что они в какой-то момент получили приоритет – это Соединённые Штаты Америки. Именно они и определяют, и заказывают там музыку. Да, им повезло: в какой-то момент они создали эту разработку и сейчас там очень много контролируют. Справедливо это или нет? Несправедливо. Я считаю, что если мы смотрим на будущее, например, того же самого интернета, то это должны быть всё-таки какие-то общие правила, которые выработаны, подчеркиваю, всеми государствами, а не одной страной или группой стран. Спасибо.

С.В.Попова (руководитель исполнительного комитета отделения партии Губахинского муниципального района, член политического совета местного отделения партии): Добрый вечер. Светлана Попова, руководитель исполкома местного отделения партии Губахинского муниципального района.

На территории нашего района и соседних территориях оппозиционные партии являются просто номинальными.

Д.А.Медведев: Как вам повезло, Светлана Владимировна!

С.В.Попова: Пока их лидеры на столичных площадках занимаются разработкой новых форм протеста, политической борьбой, у нас они появляются только перед выборами – тогда, когда у них появляется финансирование. Как Вы считаете, Дмитрий Анатольевич, когда же наконец наши оппоненты начнут заниматься реальными проблемами, когда они подключатся к работе по улучшению благосостояния нашего народа?

Д.А.Медведев: Светлана Владимировна, я не пойму, вы в какой партии?

С.В.Попова: В «Единой России». Просто они очень много говорят, очень много кричат, очень много нас поливают, а дел-то у них никаких нет.

Д.А.Медведев: Ну вы знаете, я хочу сказать, что чем позже они приступят к этой активной работе, тем лучше.

С.В.Попова: Спасибо.

Д.А.Медведев: Пожалуйста.

Г.П.Тушнолобов (заместитель генерального директора ООО «Лукойл-Пермь», член генерального совета партии «Единая Россия», член президиума политического совета регионального отделения партии): Добрый вечер, Дмитрий Анатольевич. Тушнолобов Геннадий Петрович, член регионального политсовета, член генерального совета. С Вами встречался несколько раз. Депутат законодательного собрания. Я представляю избирательный округ, который объединяет второй и третий города Пермского края по численности населения и расположен на севере Пермского края. Основу социально-экономического развития там составляют предприятия, которые осваивают уникальное Верхнекамское месторождение калийно-магниевых солей. Вы, наверное, слышали? 

Д.А.Медведев: Да.

Г.П.Тушнолобов: Сегодня там есть проблема техногенного характера по городу Березники, но ещё одна большая проблема – это транспортная инфраструктура. По прогнозам, как развивается север края, после 2017 года будет очень сложно вывезти продукцию, которую производят предприятия, а это 100% калия страны, 100% титана и магния и много другой важной стратегической для России продукции. Есть концепция развития «Российских железных дорог», куда входит проект «Белкомур», но большие сомнения, что этот проект будет реализовываться, потому что он очень дорогой и серьёзный. Просьба взять на контроль Правительством, потому что без Правительства этот проект не решить, и, возможно, мы как партия тоже возьмём как партийный проект.

Д.А.Медведев: Хорошо. Значит, договорились? Я даже как бы особо и комментировать не буду в смысле того, что это действительно очень важное направление развития Пермского края. Мы сегодня с губернатором говорили о коммуникациях, инфраструктуре. Решить такие задачи по силам, только если мы на эту тему посмотрим совместно или навалимся на эту задачу вместе. Это, конечно, должен быть и федеральный ресурс, и включение в соответствующие программы, и федеральные деньги. Это должно быть краевое софинансирование, и, простите, неплохо бы, чтобы бизнес немножко что-то подкинул, потому что это в конечном счёте в интересах бизнеса, в том числе очень крупного, о котором вы говорите. Поэтому государственно-частное партнёрство – это и есть способ решения таких задач. Я не знаю, сколько там денег конкретно потребуется, но я думаю, что в любом случае думать об этом нужно и уже готовить предложения, пусть даже не на перспективу два-три года, но хотя бы на перспективу на ближайшие пять-семь лет.

Так, дорогие друзья! Я вас больше утомлять своим присутствием не буду. Надеюсь, что мы с вами встречаемся, ну в таком, по крайней мере, составе, в первый, но не в последний раз. Мне сегодня очень приятно было находиться на территории вашего края, потому что я довольно давно здесь не был: приезжал в последний раз, по-моему, в 2009 году. Я не всё успел посмотреть, конечно, и даже не успел проехаться, может быть, по наиболее интересным местам. Ну и, слава Богу, иначе бы люди, может, ругались, сказали бы: вот опять кто-то припёрся и дороги перегородили, ещё что-то произошло. Но могу сказать одно, очень такое позитивное ощущение: я рад, что на территории края вводятся в действие крупные объекты, потому что это всё-таки означает, что есть развитие, есть хорошие перспективы. И то, что к этому причастна «Единая Россия», у меня, как говорили некоторые наши вожди, вызывает чувство глубокого удовлетворения.

Всего вам доброго и до встречи! До свидания.

Ссылка для блогов