Карта сайта
26 мая 2012, 00:07

Стенограмма заседания второй площадки (модераторы – Ольга Баталина, Сергей Попов, Алексей Чеснаков)

Обсуждение вопросов развития Партии, состоялось в пятницу, 25 мая, в преддверии XIII Съезда «Единой России».

О. БАТАЛИНА: Мнение партийцев для нас закон. Мы движемся по пути все большей внутрипартийной демократии. Поэтому, коллеги, с удовольствием представляю, Алексей Чеснаков, он представляет на нашей площадке либеральную платформу. С. Попов, представляет на нашей площадке патриотическую платформу. И меня зовут Ольга Баталина, я представляю социальную платформу. В рамках этих мировоззрений, взглядов, мы и продолжим дискуссию по определенному кругу вопросов. Сначала дискуссии. Хорошо?

Мы начнем нашу дискуссию с того, что выслушаем мнение по вопросам дальнейшего развития партии Дмитрия Анатольевича Медведева, который в ближайшие минуты подъедет на заседание съезда, и будет участвовать в работе первой дискуссионной площадки, которая находится рядом с нами. Мы будем слышать все, что он говорит, у нас будет возможность в дальнейшем подключиться к обсуждению, и, собственно, продолжить обсуждать те тезисы, те темы, которые Дмитрий Анатольевич задаст в своем выступлении. Это будет у нас стартапом, началом дискуссии. Я очень прошу вас внимательно выслушать его позицию по этому вопросу с тем, чтобы мы могли потом приступить к ее совместному обсуждению.

Коллеги, далее, после того, как мы услышим вместе с вами выступление и позицию Дмитрия Анатольевича Медведева, мы приступим к обсуждению трех блоков вопросов.

Блок номер один - это вопросы, посвященные развитию внутрипартийной демократии. Мы будем говорить с вами о том, каким образом на ваш взгляд сегодня целесообразно проводить выборы руководителей региональных, местных, первичных отделений партии. В этом же блоке мы будем обсуждать с вами насколько необходима ротация руководящих органов партии, регионального, местного, генерального совета партии, как часто эту ротацию следует проводить, насколько существенной она должна быть для того, чтобы с одной стороны, она обеспечивала приток новых членов, но, с другой стороны, не превращала в формальность проводимую ими работу.

Вторая тема, второй блок вопросов, который мы сегодня обсуждаем, касается партии и власти, он посвящен вопросам делегирования представителей партии во власть. И конечно, речь будет идти о ключевых позициях, о позиции руководителя региона, руководителя законодательного собрания, руководителя фракции в законодательном собрании. Каким должен быть порядок выдвижения этих кандидатур от политической партии «Единая Россия»? Каким он должен сопровождаться процессами внутри партии? Насколько он должен быть открытым, конкурентным? Как его целесообразнее организовать?

Третий блок вопросов посвящен развитию внутрипартийной дискуссии. Вы видите, что мы уже сегодня работаем в рамках внутрипартийных политических платформ. Стоит ли этот процесс развивать? Какими мы видим их работу? Какие изменения мы планируем внести в Устав с точки зрения закрепления позиций платформ? И самое главное, каким мы видим порядок формирования или учреждения этих платформ? Сколько их должно быть — две, три, тридцать, триста? Это важно, потому что вопрос о постоянной внутрипартийной дискуссии, причем дискуссии, которая в дальнейшем находила бы свое воплощение в реализуемых программах, принимаемых на федеральном и региональном уровне, в законотворческой деятельности, сегодня для партии важен, потому что, он является свидетельством эффективности работы. И очень важно, чтобы в процессе внутрипартийной дискуссии принимало участие как можно большее количество людей. А значит, и формы должны быть разнообразными, подходящими для каждого региона, для людей самых разных взглядов, объединенных общими идейными установками нашей политической партии.

Это обширный круг вопросов. Для того, чтобы мы работали конструктивно, предлагаем следующий регламент. У нас есть шесть вопросов, которые разделены на три блока. Мы предлагаем каждый вопрос обсуждать в течение 20-ти минут, и дисциплинированно переходить к следующему. Потому что, только такой регламент позволит нам равноценно, равноправно рассмотреть все шесть вопросов. Поэтому, я очень прошу, высказывая свое мнение, быть по возможности лаконичными, конструктивными, чтобы мы успели выслушать как можно большее количество участников нашей дискуссии.

С. ПОПОВ: Добрый день, уважаемые коллеги. В ходе подготовки к съезду состоялось очень много встреч с представителями региональных отделений партий на разном уровне. Мы собирали предложения по изменениям в Устав. Эта работа шла почти в течение года. Если сделать выборку предложений, они крайне многослойны и касаются практически всех разделов Устава. Могу сказать, что было очень много предложений по совершенствованию сбора членских взносов. Это такая очень болезненная, важная тема. Были вопросы, связанные с ответственностью на разных уровнях. Имея ввиду какие партийные взыскания должны быть примененные в том или ином случае, каким инструментарием можно пользоваться и как. Мы долго обсуждали поступившие предложения, но о всех сейчас рассказать невозможно.

Те вопросы, которые возникали на встрече партийного актива с Дмитрием Анатольевичем, когда он в апреле встречался с активом, те проблемы, которые были подняты на его встрече с московской первичной организацией управы «Раменское», когда он вступал в партию, - они сегодня наиболее важные, актуальные, серьезные. Именно эти проблемы по большому счету определяют вектор совершенствования, модернизации всей партии в целом.

Я хотел бы отметить, что мы с вами сегодня находимся в условиях значительно усилившийся партийной конкуренции. В Минюсте находятся заявки от 168 оргкомитетов по созданию новых политических партий. Как вы знаете, зарегистрирована, вернулась к жизни Республиканская партия, Демократическая партия. Теперь у нас в стране официально зарегистрировано 9 политических партий. Но в ближайшее время это количество может значительно возрасти. Поэтому для «Единой России», для того чтобы эффективно сражаться, очень важно не только бороться с внешней конкуренцией, но быть боеспособными. Значит, нам нужно уметь развивать и партийную конкуренцию. Я имею ввиду, что наши лидеры на всех уровнях должны сегодня обладать необходимыми навыками. Это не только профессионализм, не только авторитет, но и по-хорошему бойцовские навыки. Эти люди должны выходить на экран, должны выходить на любую аудиторию, выступать, отстаивать позицию, защищать. Защищать не только партию, но самое главное, проводить последовательно, поступательно ту линию, которую отстаивает сегодня партия. К сожалению, у нас далеко не всегда так получается.

Сейчас мы прерываемся и слушаем позицию Дмитрия Медведева. Затем продолжим.

Звучит выступление Д.А. Медведева

С. ПОПОВ: Коллеги, начинаем обсуждение. Первые две темы, которые я обозначил, касаются всех руководящих органов партии. Это самый принципиальный вопрос. Для меня он тоже достаточно революционный, как выразился Дмитрий Медведев. Давайте рассмотрим вопрос на примере регионального отделения партии. Идет региональная конференция, избраны делегаты. Раньше было согласование с высшими партийными органами, рекомендовал региональный политсовет, это все обсуждалось. Сегодня, в нынешней конструкции, принципиально другой подход. Вот наше видение. Например, с точки зрения нашей платформы, может быть выдвинут кандидатом любой делегат, который участвует в региональной конференции. Может выдвинуть группа делегатов. Понимаете? То есть, это конструкция, которая принципиально новая для нас. Мы к ней, может быть, не готовы. Но это вопрос принципиально очень важный. Мы предварительно обсуждали нужны ли предварительные праймериз, говорили о том, как это должно происходить. Это общие для размышления вопросы. Они важны для понимания того, как должны проходить альтернативные тайные выборы. Дмитрий Медведев говорил о том, что эти выборы должны быть альтернативными. Это принципиальный момент. Давайте послушаем мнение наших коллег из других платформ. Как вы считаете? Как вы видите? Дальше обратимся к залу.

А. ЧЕСНАКОВ: Еще раз, добрый день. Хотел бы поблагодарить за возможность выступить в качестве первого такого застрельщика.

Мы, конечно, рады, что именно та формулировка, которую мы первоначально предлагали, говоря о том, что не нужно вводить дополнительно праймериз по секретарю регионального полисовета, а принимать решения на собственной конференции, в итоге и получила воплощение. Почему мы считаем необходимым в данном случае отказаться от процедуры праймериз? Было бы справедливым усиливать конкуренцию на одной единственной площадке. Тогда, по сути, конференция будет выступать в роли такой штемпелированной подушки, когда вам выдают несколько кандидатов и из них нужно выбирать. По сути, праймериз являются, собственно, выборы на эту конференцию. Вы избрали энное количество депутатов, соответственно, вы им доверяете, соответственно, они могу т выдвигать свои кандидатуры без каких-либо ограничений. Вряд ли, будучи членами партии, будучи избранными на конференцию, они должны голосовать только за те кандидатуры, за которых решили партийцы в результате праймериз. У них должна быть возможность побороться. И, кстати, в результате этой конкуренции можно было бы еще раз вспомнить норму устава, который почему-то мы все забываем, что каждый член партии имеет право избирать и быть избранным. Почему мы отказываем члену партии, который прошел первичку, местные отделения, избран делегатом областной конференции, предложить свою кандидатуру? Рискнуть, что называется. Почему мы отказываем в этом праве? Я пока логики не понял.

ВЛАДИМИР АЙСМАКОВ: Добрый день. Я секретарь Волжского местного отделения партии. Я считаю, что ротация должна быть обязательна. Ротация должна быть раз в год, и обязательно с установкой квоты по ротации. Потому что, не установив квоту, мы тем самым развиваем кумовство и братство.

С. ПОПОВ: Дмитрий Анатольевич предложил 10 процентов. Устраивает такой вариант?

ВЛАДИМИР АЙСМАКОВ: Да, устраивает.

МАРИНА АБРАМКИНА: Я представлю Республику Дагестан, я член президиума регионального политсовета. Мы согласны с тем, что ротация обязательна, что необходимо обязательное квотирование. Почему? Потому что когда политсовет и, вообще, структура партии видит, что человек использовал партию как какой-то определенный инструмент, политсовет должен иметь право принять решение о том, чтобы этого человека сменить на другого. И мы все понимаем, что партийная организация - это особенная структура. Ее должны возглавлять, быть ее лидерами живые люди, с огоньком в глазах, которые действительно хотят работать, работать для партии, работать для людей. Поэтому мы поддерживаем квотирование.

С. ПОПОВ: То есть, вы поддерживаете и говорите о том, что на самом деле, к сожалению, у нас с вами есть и балласт, правда? Но жизнь идет дальше, и балласт есть балласт.

ЛИАНА ОРЕШКИНА: Я из Волгограда, являюсь секретарем первичного отделения. Я хочу сказать, что ротация нужна, но ни в коем случае не квотированная. Сразу можно определить, работает человек или нет, на что он способен. И это видно на любом руководящем уровне. Чтобы это определить, не нужно тянуть год, два, три. А если будут вводиться определенные квоты, то значит необходимо к этим квотам набирать определенное количество людей. Этого делать не нужно. К примеру, есть пять человек, нужно их поменять, значит, нужно менять эти пять человек. Но, ни в коем случае не в процентном соотношении.

С. ПОПОВ: Понимаете, когда нет нормы квотирования, может быть ситуация: приходит новый секретарь и говорит: «Давайте поменяем всех». И за счет ротации, если нет нормы, он меняет одномоментно всех. Получается, нет ни преемственности, ни передачи конструктивных идей, которые были.

ЛИАНА ОРЕШКИНА: Тогда нужно установить верхнюю границу, скажем, 10 процентов. Это может и один процент, и два процента, но ни в коем случае не четко.

С. ПОПОВ: Пожалуйста, кто еще хотел выступить?

ЕВГЕНИЙ МАТУШКИН: Я член Тамбовского регионального совета. Я согласен с коллегой, который говорит, что если мы установим 10, 20 процентов, о какой демократии, о какой тогда конкретной работе можно говорить? А если из ста человек совета 98 отлично работают? И есть норма – ротация 20%.Придется убирать отлично работающих людей? Я в этом абсолютно не вижу смысла.

С. ПОПОВ: Уважаемые коллеги, хочу акцентировать ваше внимание на следующих вещах. Мы говорили с вами об альтернативных выборах. Как вы смотрите на то, если мы сделаем запись в Уставе для первичек с формулировкой «как правило». Для местных отделений, с точки зрения ротации, тоже запишем «как правило». У меня есть предложение: для регионального совета норма ротации составит 10 процентов ежегодно, а для местных «как правило» 10 процентов. То есть, тоже самое, но с другой формулировкой.

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: Я из Тулы, член президиума регионального политсовета. Ротация должна быть однозначно. Сроки ротации не нужно устанавливать. Именно политическая деятельность того или иного лидера определит сроки, которые он должен находится у власти. Поэтому о сроках, я думаю, говорить бессмысленно.

С. ПОПОВ: Если у нас в Уставе есть просто норма ротации без механизма этой ротации, то норма не работающая. Тогда ее бесполезно записывать.

Уважаемые коллеги, итак мы рассмотрели первый блок вопросов, посвященный внутрипартийной демократии. Переходим ко второму блоку, к теме «Партия и власть». Здесь модератором первых двух вопросов будет представитель либеральной платформы А. Чеснаков.

А. ЧЕСНАКОВ: Спасибо. Уважаемые коллеги, первый вопрос, о котором хотелось бы проговорить, это вопрос о выдвижении кандидатуры на должность руководителя субъекта. Вы знаете, что меняется законодательство, и у нас сейчас будет действовать новый закон о прямых выборах губернаторов.

Возникла такая идея, воспользовавшись опытом наших предыдущих праймериз, сохранить эту процедуру и в отношении выдвижения на губернаторские посты. Могу объяснить, почему. Потому что, не всегда партия может выдвигать только лишь своего представителя, партийного кандидата, в отличие от руководства регионального отделения. Это первое. Во-вторых, имеет место чисто технологический подход. Понятно, что будет заложена норма, при которой будущий руководитель региона должен собрать определенное число голосов, подписей депутатов муниципальных образований. Вы знаете, об этом идет дискуссия. Эта норма будет своеобразным «муниципальным фильтром». Но, для нас это технологическая, потому что, если мы во время этих праймериз можем демонстрировать открытость партии, способность выдвигать тех или иных кандидатов не только исключительно на региональной конференции, но и советуясь с людьми, понимая, что они могут быть вовлечены в эти открытые процедуры, то таким образом, мы убиваем двух зайцев. Конечно, окончательное решение должна принимать региональная конференция на условиях открытого тайного голосования. Мы также считаем, что возможно самовыдвижение. Это точка зрения либеральной платформы. Хотел бы, чтобы свою точку зрения высказала О. Баталина.

С. ПОПОВ: Я, безусловно, за то, чтобы региональное отделение после праймериз выдвигало кандидата, но у нас, у патриотов, все же есть позиция: а где партия-то в целом? То есть, если мы не дадим право, например, высшему органу партии, а это съезд, рассматривать и выдвигать кандидатуру, в том числе, и на должность главы субъекта, с нашей точки зрения, это не правильно. Отсюда и наша позиция: у регионального отделения через конференцию должно быть право выдвигать кандидата, но должно быть такое право и у съезда партии.

О. БАТАЛИНА: Я считаю, что если руководящие органы партии начнут наравне с участниками праймериз выдвигать кандидатов на пост губернатора, то эта точка зрения, просто с силу нашей ментальности может стать превалирующей. А мы, все-таки, хотим не этого. Мы не хотим создавать в очередной раз механизм проведения через институт праймериз каких-либо кандидатур. Мы полагаем, что процесс избрания кандидатов, которых в дальнейшем партия будет выдвигать на пост губернатора, должен проходить однозначно через праймериз. И в этом я согласна с представителем либеральной платформы: чем больше мы организуем самопрезентаций наших кандидатов, тем сильнее, во-первых, мы как партия захватываем информационную повестку, тем прозрачнее, понятнее механизмы выдвижения лидера региона внутри нашей политической партии. Победители праймериз формируются мягким рейтинговым голосованием. Таким образом выявляются лидеры, победители праймериз. Их кандидатуры рассматривать региональная конференция и принимает окончательное решение. Сколько их будет - один, два, три или пять, будет зависеть, на мой взгляд, и от количества набранных ими голосов. Потому что неизбежно возникает отрыв у группы лидеров. И конференция тайным, и, в данном случае, альтернативным голосованием выбирает того, кого мы в дальнейшем будем как политическая партия выдвигать на пост губернатора. С этой точки зрения, чем больше процесс открытости выборов этого кандидата, тем вероятнее и дальнейшая народная поддержка, и высокий процент этой поддержки уже на прямых выборах.

С. ПОПОВ: Чтобы было понятно. Есть норма закона, которая звучит следующим образом — кандидатуру выдвигает партия и ее региональные отделения. Поэтому я задаю вопрос, а где тогда партия?

О. БАТАЛИНА: Для нас партия - это конференция, которая избирает конечного кандидата от партии.

МОДЕРАТОР: Тут есть еще один тонкий момент. Мы можем потенциально представить некий конфликт. Допустим, конференция или праймериз определили конкретного человека, а потом руководящие органы партии должны говорить о том, что этот человек не подходит по каким-то причинам, тем самым противопоставляя мнение партии, ее высшего руководства, мнению жителей региона и региональной организации. В конце концов, здесь есть проблема, о которой нам нужно будет думать. Я, например, считаю, что на определенном этапе можно было бы сохранить эти возможности, эти полномочия, но, в конце концов, мы должны двигаться к иному. Собрались сто наших однопартийцев и выбрали достойного человека. Если мы вместе с ними в одной партии, чего ж нам еще им навязывать? Мы им что, не доверяем? Доверяем. Пусть они сами определят. Спасибо.

ПАВЕЛ ДАНИЛИН: Политолог. Я хочу присоединиться к мнению Сергея Попова, что необходимо, обязательно необходимо, чтобы съезд или высшие органы партии могли бы повлиять на решение конференции или выдвинуть свою кандидатуру. Мы видели по примеру Ярославля, как региональное отделение было продавлено местным руководителем и к чему это привело. Поэтому у высшего органа партии должна быть возможность, чтобы подобную ситуацию пресечь.

А. ЧЕСНАКОВ: Я хотел уточнить, коллеги, я почему знаю Павла Данилина и его отношение к этому вопросу, потому что это один из тех людей, которые, к сожалению, подав документы на праймериз в нужные сроки, оказался отсеянным в ходе праймериз в Москве. Это была одна из конфликтных ситуаций, которая, к сожалению, региональным отделением не была решена в интересах рядового партийца, и достаточно известного партийца.

Коллеги, есть ли еще какие-то вопросы и замечания?

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: Я представляю Волгоградскую область, являюсь главой муниципального района. Я уже прошел двое выборов, в 2005-м и в 2009-м году. Хотел бы сказать, что в 2005-м году я шел как самовыдвиженец, выиграл выборы. Другой претендент шел от «Единой России» и проиграл. Тем самым, конечно, была занижена роль партии «Единая Россия». Далее я вступил в «Единую Россию», стал челном регионального политсовета. И в 2009-м году я успешно выиграл вторые выборы, набрав 78 процентов. Хотел бы сказать, что действительно, для того, чтобы партия «Единая Россия» выдвигала свои кандидатуры, необходим тщательный отбор, и праймериз, я думаю, здесь не помешает, а только улучшит показатели. Конечно, необходимо тщательно подбирать кандидатуры, так как проигрыш партии «Единая Россия» будет влиять на авторитет партии.

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: Я представлю Алтайский край, я секретарь регионального отделения. Полностью разделяю позицию социальной платформы, но у меня есть несколько замечаний по позиции «патриотов» относительно роли партии и полномочий съезда. Мы говорим «партия», подразумеваем «съезд». Да, это можно не исключать такую позицию, но на этапе выдвижения на уровне праймериза. Ни в коем случае не на этапе проведения конференции. Спасибо.

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: Я секретарь регионального политсовета Татарстана. С. Александрович, я не могу согласиться с вашим мнением, при всем глубоком уважении. Если мы вводим институт праймериз, то зачем нам нужно переутверждение и рассмотрение этого вопроса на уровне съезда партии?

С. ПОПОВ: Выдвижение кандидатуры. Не голосование, а выдвижение кандидатуры. Голосует все равно татарская конференция.

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: В одной партийной организации — доверяйте нам. В одной стране — доверяйте нам. Мы провели праймериз, определили таким образом лидера от партии. Тот конфуз, о котором говорил А. Чеснаков, он может повториться. Если будет кадровая ошибка, то, в первую очередь, ответственность за нее будет нести республиканская партийная организация, региональное отделение Татарстана, а не центральный комитете партии.

А. КАНАЕВ: Вологодская область, я секретарь регионального политсовета. Относительно процедуры выдвижения первых лиц. Мне кажется, центральные органы партии имеют право выдвигать кандидатов, но давайте делать это до стадии праймериз. До того, как человек пойдет в народ, это первое. Второе, основываясь на опыте проведения праймериз, которые проходили на предыдущих выборах, могу сказать, что на мой взгляд, праймериз при выборах главы региона не должны быть запретительными. Это всего лишь предварительное голосование, это возможность кандидатам, делегатам конференции оценивать претендента. Посмотреть, насколько уверенно он защитил свою позицию, насколько он смог рассказать о себе и заручиться поддержкой других людей, членов партии.

АДАЛЬБИ ШХАГОШЕВ: Хочу обратить внимание на очень важный момент. Я согласен с представителем Татарстана, что действительно, институту праймериз надо доверять. Я так понимаю, что судьба «Единой России» будет уже все время связана с праймериз. Но в разных регионах, обратите внимание, по-разному проходит праймериз, и по-разному подбирают кандидатов. И на самом деле возникает острейшая необходимость, что надо кому-то вмешиваться. Съезд, генеральный совет, или кому-то еще. Мне кажется, что до принятия этой процедуры, нам надо продумать о каком-то механизме. Чтобы или до праймериз, до выдвижения кандидатур, иметь право отсеивать кандидатов. Это сложно. Да, действительно, выглядит как недоверие к региональному отделению. Но здесь обязательно мы столкнемся с кадровыми проблемами в разных регионах. Мы не можем ввести в Татарстане одни правила, а в других регионах – отличные от них. Но здесь надо найти какой-то консенсус. Обязательно.

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: Я хочу обратить внимание на одну деталь. Многие, кто является противником праймериз, говорят, что праймериз в некоторых субъектах не всегда прозрачен и не всегда честен. И если мы сможем создать абсолютно объективный механизм праймериз, то против этой процедуры возражать никто не будет. Как это сделать? Возможно, сделать с помощью привлечения аутсорсинга, внешних экспертов, которые будут заниматься организацией праймериз. Поверьте, эта проблема хотя и не звучала, но пожалуй является одной из самых больных для каждого регионального отделения

С. ПОПОВ: Уважаемые коллеги, как вы отнесетесь к тому, что мы можем добавить следующую формулировку для Устава. При выдвижении кандидатур на высшее должностное лицо в субъекте нужно свои особенности прописать в отдельном положении. Если вы не возражаете, мы тогда такую добавку для устава тоже сделаем.

А. ЧЕСНАКОВ: Коллеги, мы переходим к следующему вопросу. Вопрос тоже достаточно дискуссионный - это выдвижение кандидатуры на должность председателя Государственной Думы. Вы знаете, что у нас сейчас существует практика, при которой определяется кандидатура с учетом мнения и руководящих органов. Но вы должны учитывать важный момент. Я сейчас скажу скорее о позиции либеральной платформы. Мы считаем, что выдвижение такой кандидатуры должно происходить непосредственно фракцией и только фракция должна принимать решение. Дмитрий Анатольевич озвучил другую позицию, как вы знаете, и поэтому, собственно, есть о чем поговорить. Почему фракция может выдвигать кандидата на этот пост из числа избранных депутатов? Дело в том, что эти люди уже наделены определенными полномочиями самой высшей волей, волей народа. То есть, по сути дела они получили мандат от избирателей. Конечно, они являются членами партии, и когда мы выдвигаем их в качестве кандидатов в депутаты, мы доверяем этим людям, мы же принимаем решение на уровне съезда или конференции, и поэтому возникает вопрос, почему бы им, по аналогии с нашими региональными органами, не дать возможность самим определяться с тем, кого они изберут? Возникает и другой вопрос. У нас же достаточно большое количество беспартийных людей часто появляется в тех или иных органах власти. Нужно дать им возможность повлиять на этот процесс, чтобы не создавалась неловкая ситуация…

Д. МЕДВЕДЕВ: Добрый день!

Позвольте я буквально несколько слов скажу в развитие того о чем говорил сейчас вот, в соседней аудитории, по соседней секции.

Наша партия она уже с одной стороны зрелая, а с другой стороны, в общем, вполне себе молодая. Потому что, ну что такое в жизни общества 10-15 лет? Почти ничего. Но партия прошла несколько этапов своего развития.

Первый этап, он был связан с необходимость укрепить единство партии. Действительно, создать парию единой России. И мы этого достигли. В том числе и за счет очень жесткой внутренней дисциплины и, извините, безальтернативности. Решили, вот он будет секретарем первичной организации, а он будет секретарем генсовета. Лидер так сказал, у лидера большие полномочия. Это укрепило партию. В том числе, позволило партии неоднократно побеждать и сейчас иметь контрольный пакет.

Но настает другое время, конкуренция будет другой. И только за счет авторитета лидера или лидеров, партия не сможет удержать первенство, не сможет даже в некоторых случаях создать с кем-то коалиции. Нам нужен постоянно действующий механизм создания новых и новых лидеров. Я говорю в данном случае не только про председателя партии или секретаря Генсовета или других начальников самого высокого партийного уровня. Я говорю про руководителей партии на всех уровнях. И вот если мы этот механизм сейчас запустим, вот, честное слово, я абсолютно уверен, мы получим новую партию.

И еще одно, что я хотел бы вам сказать. Если мы сейчас примем эти изменения, мы, конечно, столкнемся с определенными трудностями. На нас может кто-то обидеться. Кто-то, извините, может просто пролететь на выборах, так жизнь устроена. Но, в конечном счете, это будет способствовать укреплению партии. Более того, если мы примем эти изменения в Устав, мы тем самым создадим такие нормы внутрипартийной демократии, которых на сегодняшний день нет ни у одной политической силы. Ни у одной. И у парламентских партий и тем более у непарламентских партий, которые только-только, так сказать, становятся на ноги. В этом смысле мы играем на упреждение. Мне кажется, нам не следует этого бояться, нам следует смотреть в будущее.

Я хотел бы пожелать вам удачи и успехов в ход дискуссии. Ну, а завтра я все тоже самое, что говорил сейчас, может более толково, с чувством и расстановкой, воспроизведу в ходе своего выступления на съезде.

 И огромное спасибо, что вы меня позвали выступить на вашей секции. Я желаю вам интересных дебатов.

О. БАТАЛИНА: Коллеги, продолжаем. Мы говорили о выборах руководителя фракции?

А. ЧЕСНАКОВ: Да, коллеги, о выборах руководителя фракции. Я позицию либералов высказал, хотел предоставить слово Сергею Попову, я так понимаю, он с большим воодушевлением скажет о позиции патриотической платформы по председателю Законодательного собрания и председателю Государственной Думы.

С. ПОПОВ: Уважаемые коллеги, я хотел бы, чтобы мы акцентировали внимание на двух принципиальных вещах. Представляете уровень председателя Государственной Думы или председателя Законодательного собрания субъекта. И мы все отдаем на откуп фракции. Я доверяю депутатам, нет вопросов, они шли под флагом партии, да. Партия их поддерживала, партия их вела на выборах. Но потом партия лишена, в принципе, высказать свою позицию.

И мне позиция Дмитрия Анатольевича гораздо больше импонирует. Когда речь идет о руководителях такого ранга, что такое, например, председатель Заксобрания в субъекте? Это второй человек. Безусловно, ни кто не может навязать позицию депутатам, которые имеют свои полномочия, которые избраны. Но региональная партийная конференция может высказать свой взгляд, свою позицию на возможную кандидатуру для председателя Заксобрания. Съезд партии может высказать свою позицию по кандидатуре, которая возглавит Государственную Думу Российской Федерации. Почему нет? С нашей точки зрения, такое право должно быть и у съезда, и у региональной конференции.

О. БАТАЛИНА: Вы знаете это тот случай, когда социальная платформа во многом поддерживает точку зрения платформы патриотической. Мы также полагаем, что только депутаты фракции «Единая Россия» принимать решение и выдвигать кандидатов на пост руководителя Законодательного собрания не должны. Мы считаем, что депутаты фракции «Единая Россия» должны иметь возможность выдвигать предлагаемые ими кандидатуры на рассмотрение конференции. Но точно так же, на рассмотрение конференции, депутаты могут выдвинуться сами или могут быть выдвиженцы представляющие группу депутатов. Таки образом, все они пройдут через альтернативное и тайное голосование.

Просто мы полагаем, что если мы выбираем механизм альтернативного тайного голосования, то это право должно быть у конференции. Но право выдвижения, для избрания, как я уже сказала, у фракции, у депутата, у группы депутатов. Победит в тайном голосовании сильнейший. И его кандидатуру уже фракция, собственно, будет предлагать на пост руководителя Заксобрания, и он уже будет конкурировать с аналогичными кандидатами от других фракций, представленных в этом Законодательном собрании. Это точка зрения нашей социальной платформы.

А. ЧЕСНАКОВ: Спасибо, О.. Переходим к вопросам и мнениям. Коллеги, кто хотел бы высказаться? Особое значение, мне кажется, имеет точка зрения депутатов, представителей в органах власти.

В. КАБАНОВА: Кабанова Валентина Викторовна, Москва.

Уверена, что наша партия «Единая Россия» будет всегда побеждать на выборах с большим перевесом. На мой взгляд, представлять от имени партии кандидатуру на должность председателя Государственной Думы или председателя Заксобрания, должна соответствующая партийная организация, а не фракция. Это или областная конференция партийная или президиум Генсовета или съезд, как здесь звучало. Потому что победа на выборах была не фракции и не только, не столько кандидатами, которые стали депутатами, а партией в целом. И здесь решение соответствующего органа партии должно быть, а не фракции. Спасибо.

А. ЧЕСНАКОВ: - Спасибо. Коллеги, есть ли еще какие-то другие точки зрения?

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: Коллеги, еще раз напомню, что мы не должны переходить от КПСС к анархии. Поэтому, все-таки, у меня иная точка зрения. Я считаю, что ни кто лучше, чем депутаты, чем фракция соответствующая, не знает избранных депутатов. Мы понимаем прекрасно, что каждый округ будет тянуть своего кандидата на должность в этой фракции, в этом есть большая опасность. Мне кажется, предлагать должна фракция, а одобрять и обсуждать должна уже конференция регионального отделения партии или высший орган, если речь идет о председателе Государственной Думы. Почему? Потому что иначе мы превратимся в площадку для бесконечных обсуждений, для бесконечных праймериз, бесконечных конфликтов.

С. ПОПОВ: Прошу прощения, я вам один пример только приведу. Вот коллеги из президиума Генерального совета хорошо помнят, в конце прошлого года мы столкнулись по одному субъекту с ситуацией, когда фракция городского собрания столичного города, собиралась шесть раз. Мы им дали на откуп избрать руководителя. И что в результате? Не смогли. Понимаете? Поэтому бывают другие примеры, другие случаи.

СЕМЕНОВ: Семенов. Краснодарский край, первый заместитель председателя Заксобрания. Ни в коем случае не могу согласиться с коллегой, даже технологически. Потому что выборы председателя Госдумы или руководителя Законодательного собрания, это первый вопрос, который решает фракция. И фракция еще друг друга не знает.

Второе: даже если по одномандатным округам, даже если по спискам избирается, люди избираются от партии, партия их делегирует и так далее. Поэтому, я полностью согласен с мнением и Ольги, и Сергея Александровича.

М. ПУСТЫНЦЕВА: Ну, мы совсем из народа. Секретарь первичного студенческого отделения, местного отделения индустриального района города Ижевска, Пустынцева Мария. Я считаю так, что партия не должна оставаться в стороне этого вопроса. Почему? Ни для кого не секрет, что у нас есть такие депутаты которые, скажем так, выбрались за счет партии и все, дальше отстраняются от работы. И я уверена, что партия, съезд, конференция должны выдвигать кандидатов. Фракции должны подерживать партию. То есть, мы должны представлять единые интересы. Спасибо.

О. БАТАЛИНА: Коллеги, у нас от раздела «Партия и власть» осталась еще одна наша партийная единица, это руководитель фракции в законодательном собрании. Здесь так же существуют разные точки зрения по поводу того, как его определять, потому что абсолютно было правильно отмечено, к сожалению, сегодня не во всех регионах наша партия имеет подавляющее большинство в Заксобрании.

И тем важнее роль руководителя фракции, как основного политического, партийного лидера, определяющего и законотворческую повестку, и информационную повестку, и организующего, что не мало важно, депутатский контроль за работой исполнительных органов власти.

Поэтому, действительно, на этих должностях, на этих постах, мы хотим видеть, прежде всего, лидеров и бойцов, которые не будут бояться в каких-то вопросах, где-то даже, если это потребуется, противостоять исполнительной власти, если она не находится на стороне населения. И где-то, возможно, принимать иные, но прежде всего поддерживающие партийную точку зрения решения, отвечающие интересам людей которые за нас проголосовали.

Это сложная работа. И именно поэтому, я выношу на ваше рассмотрение вопрос, как таких людей нам выбирать из состава депутатов избранных в состав законодательного собрания. Но, если не возражаете, дадим слово либеральной платформе, как вы видите этот процесс.

А. ЧЕСНАКОВ: Спасибо. Ну, вы знаете, у нас опять та же самая точка зрения. Мы считаем, что выбирать должны исключительно депутаты и партия не должна влиять. Я хотел бы остановиться на том аргументе, о котором говорили наши коллеги из зала. Вы понимаете, по сути дела, действительно многие депутаты не знают друг друга. Бывает такая ситуация, что позиции определяются уже тогда, когда фракция собирается. Но, тем самым, мы закладываем важный прецедент. Это первая кампания, когда выбирается лидер, это же все-таки не просто человек, который согласовывает интересы, это человек, который представляет политическую платформу. Это человек, который должен отстаивать интересы фракции на различных мероприятиях с точки зрения, опять же, фракции, а не Государственной Думы в целом. Поэтому, эти выборы, будучи конкурентными, будучи достаточно жесткими, без учета мнения партийной организации, будут первым опытом, первой кампанией, которую, по сути дела, должен выиграть этот человек. И тем самым, для нас важнее, чтобы он прошел эти конкурентные и жесткие выборы, первым же шагом в Государственной Думе или в Законодательном собрании. Спасибо.

С. ПОПОВ: Ну, вот вы слышали позицию: избирают депутаты на альтернативной основе, тайным голосованием. Партия опять не при чем. Но мы не можем с этим согласиться, опять по тем же аргументам, на самом деле. С моей точки зрения, вторая фигура для партии в законодательном собрании, после председателя, это руководитель фракции. И мы лишаем права партию высказать свою позицию. Поэтому, с моей точки зрения, пусть решают депутаты. Они голосуют, они избирают на альтернативной основе. Но какое-то мнение, свое предложение может высказать и партия. Или хотя бы, должен быть обратный механизм. Мы, кстати, эту тему обсуждали. Вот, коллеги, на ваше рассмотрение. Ведь, как правило, существует очень жесткая процедура этого тайного голосования, выдвижения и прочее. Давайте тогда дадим партии рассмотреть итоги голосования, нарушена или не нарушена процедура. Хоть здесь, чтобы партия могла высказать свою позицию.

А. ЧЕСНАКОВ: С. Александрович, но, можно я вот здесь захвачу немножко времени. Понимаете, партию ни кто не лишает возможности, ее руководящие органы, работать с избранными депутатами. Но, когда она уже жестко сформулировала окончательно свою позицию, ведь возникает дальше вопрос. И если вдруг выяснится, что этот человек, через какое-то время, окажется, ну, не очень состоятельным, а во фракции, как я уже говорил, у нас возникает вопрос, что не только члены партии, но и беспартийные могут быть, как будет партия выглядеть в этом состоянии? Но, мы же действительно, наделяем этих людей полномочиями выдвигая их в списки. Получается мы им не доверяем.

О. БАТАЛИНА: Ну, и если позволите, сейчас точку зрения социальной платформы, чтобы у нас было, как обычно, весь спектр мнений. Коллеги, что важно в работе фракции? Важно, чтобы каждый депутат, который входит в состав фракции, был действительно боевым штыком. Потому что здесь каждый голос, каждая позиция важна. А значит, мы должны выбрать такого лидера фракции, которого все депутаты, входящие во фракцию, поддержат и за которым они пойдут.

Поэтому, исходя из этой позиции, социальная платформа предлагает следующий механизм: избирать руководителя фракции должна, конечно, фракция, но избирать его на альтернативной основе и тайным голосованием. Правом выдвижения могут обладать и группы депутатов, а у нас это часто бывает, когда внутри фракции формируется группа депутатов, и депутаты самовыдвиженцы. Самое главное, чтобы в тайном голосовании человек победивший набрал, ну, если не сто процентов голосов, то максимально возможное большинство собрал. Потому что только за таким лидером, которому на этапе голосования люди, депутаты фракции, доверили голоса, можно рассчитывать на то, что он и в дальнейшем мобилизует их на работу. Если такого доверия к кандидатуре не будет, то мы потеряем такую боевую, партийную единицу, как фракция. Поэтому, вот вам точка зрения платформы.

Пожалуйста, ваши предложения, идеи, мысли. Ну, а давайте сейчас начнем с центра и будем двигаться дальше.

Л. МАЗОЛЕВСКИЙ: Добрый день, уважаемые коллеги. Мазолевский Леонид Семенович, секретарь регионального политического совета и председатель Заксобрания Орловской области.

Вы знаете, я полностью согласен с позицией Сергея Александровича, потому что первое: надо подходить к истоку. Это партия выдвинула на праймериз и кандидат пошел от партии Единая Россия на выборы, он победил. И он уже морально несет определенные, скажем так, обязательства пред партией. Это раз. Во-вторых, конечно, перед тем, как выдвигать региональному политсовету ту или иную кандидатуру, и утверждать на выборы, все-таки, мы прекрасно понимаем кто это и мы знаем этих людей. Я считаю, что по согласованию, либо с конференцией, либо с региональным политсоветом должен быть выбран руководитель фракции.

О. БАТАЛИНА: Понятно. Спасибо за вашу точку зрения. Какие еще мнения? Пожалуйста.

Кочергин Дмитрий: - Добрый день, уважаемые коллеги. Руководитель исполкома, Забайкальский край, Кочергин Дмитрий.

Есть позиция, хотелось бы ее озвучить. На самом деле, субъектом выдвижения, вот на эту кандидатуру и на должность руководителя, там, законодательного собрания, должна быть партия. Там можно делать выборы на альтернативной основе, на конференции, тайным голосованием, да. Если мы это отдаем на фракцию, ведь уже есть такие примеры, мы можем просто фракцию расколоть. Потому что вся эта конструкция, которая сейчас вот предлагается, она ведь в идеале, нормальная. А на практике мы можем получит конфликт. Вот есть фракция небольшая, там 15 человек. Вот разделились восемь на семь и потом, в дальнейшем, в практической деятельности будет возникать огромное количество проблем и вопросов.

Если мы отнесем это на партию и партия станет единственным субъектом выдвижения для фракции, и будет рекомендовать, через праймериз, через любые способы, которые можно обсуждать, но тогда партийная организация несет ответственность за того человека, который возглавит фракцию.

На мой взгляд, альтернатива должна рассматриваться на региональной конференции. Если мы говорим про фракцию в законодательном собрании, собираем партийную конференцию, обсуждаем, побеждает кандидат и даем фракции победившего кандидата.

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: Добрый день, уважаемые коллеги. Член регионального политсовета, Татарстан. Я в большей степени поддерживаю предложение Ольги Баталиной. Почему? Потому что в первую очередь, давайте не забывать, это лидер фракции. Даже не лидер партийный. Вот, уйдем от этого понятия, лидер партии, лидер республики и так далее. Это лидер фракции депутатов. Депутаты доверяют ему, этому человеку, в первую очередь, быть их рупором. Поэтому, мне кажется, что именно фракция должна выбирать этого человека.

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: Алтайский край, руководитель фракции Заксобрания. Наше Заксобрание 66 человек, фракция 48. Из сорока восьми двенадцать -представители Общероссийского народного фронта, не члены партии. Я избран по рекомендации политсовета и избран не на альтернативной основе, не в рамках тайного голосования.

Моя точка зрения: альтернативно, но по предложению политсовета, вариации возможны альтернативные. Но разве мы можем рекомендовать от политсовета, тем товарищам, не членам партии, кто вошел в состав фракции? Да, в рамках фракции они могут высказать свою точку зрения, как самовыдвиженцы, пожалуйста. Но, дистанцировать на сегодняшний день партию от влияния на фракцию и выходить на самовыдвижение и на добровольные выборы в рамках только фракции, я не согласен. Точка зрения совпадает с Сергеем Александровичем, позиция партии, но, пожалуйста, самовыдвижение, но это не члены партии.

Е. Дубницкий: Башкортостанское региональное отделение, Евгений Дубницкий, председатель контрольно-ревизионной комиссии региональной.

Мы долго достаточно сейчас говорим о демократизации, и вот для меня демократия это, все-таки, мнение большинства. Поэтому, для меня лично, однозначно, это на Российском уровне съезд, на региональном уровне конференция должна принимать решение. А, вот, по поводу того, что сделать с выбранными делегатами и депутатами теми, кто не поддержал мнение партии, наверное, нужно придумать и предусмотреть механизм отзыва людей, которые не разделяют мнение конференции, ну, или высшего органа.

Самовыдвижение тоже имеет право место быть, но здесь конференция, либо съезд, должны предложить, ну, практически единую кандидатуру.

Когда эта кандидатура будет рекомендована региональным отделением партии или конференцией, вы должны учитывать, что часто это будет результатом расчетов внутрипартийных раскладов. Одному эта должность, другому эта должность, третьему эту должность. Что касается, например, руководителя или председателя Государственно Думы, это в принципе, еще можно себе представить. Но, хотел бы предостеречь, в нынешней политической ситуации председатель фракции, руководитель фракции, это очень серьезная политическая должность, которая требовать будет совершенно других механизмов работы. И, не дай бог, если сегодня на эту должность будут попадать люди, очень грамотные, хорошие управленцы, менеджеры, но не способные вести политическую дискуссию. А такие примеры у нас есть. Поэтому этот момент тоже нужно будет учитывать. Спасибо.

О. БАТАЛИНА: Переходим к вопросу о порядке формирования платформ, как новой формы внутрипартийной дискуссии. Здесь есть разные точки зрения. Пожалуйста, мнение либеральной платформы.

А. ЧЕСНАКОВ: Спасибо. Ну, на самом деле мы опять же, как либеральная платформа не сформулировали свою позицию. Мы считаем, что платформы могут создаваться кем угодно, в каком угодно количестве. Но, конечно, нужны некоторые ограничения. Например, часть коллег считает, что минимум должно быть 100 членов партии. Другие считают - 1% от всех членов партии. Есть люди, которые полагают, что достаточно 3-х человек, допустим, представителей Генерального совета, которые считают необходимым сформулировать ту или иную точку зрения. Возможны и такие подходы.

Мне кажется, что в связи с тем, что возможны разные подходы, лучше провести специальную дискуссию по этому поводу. И как раз платформы бы себя, в рамках этой дискуссии и проявили. И уже, допустим, на следующем съезде мы бы понимали, какие есть точки зрения на процесс формирования платформ. Сейчас же, предлагаю, этот вопрос в Уставе особо не фиксировать. И оставить за руководящими органами возможность фиксации тех платформ, которые есть сейчас. Спасибо.

О. БАТАЛИНА: Спасибо. Пожалуйста, С., точка зрения патриотической платформы.

С. ПОПОВ: Ну, у меня другая немножко позиция. Я очень опасаюсь, что если мы дадим возможность вот такой безбрежной демократии, то можем создать очень серьезную конфликтную ситуацию внутри партии. Поэтому с нашей точки зрения платформа, это форма дискуссии. В Уставе, безусловно, надо сделать запись - у нас есть предложение - что такие внутрипартийные платформы, еще раз подчеркиваю, платформы, как формы дискуссионных площадок должны быть, но это прерогатива руководства партии, которое определяет их деятельность… Пожалуйста, может быть, специальное положение, которое утверждает Президиум Генсовета.

О. БАТАЛИНА: Спасибо. И точка зрения социальной платформы. Ну, вы знаете в этом вопросе, как настоящие центристы, мы оказались по центру. Дело в том, что 3 платформы, которые представлены сегодня: патриотическая, социальная и либеральная, они возникали на определенном этапе развития партии. И трудно сказать, насколько они сегодня отражают весь спектр мнения внутри партии, т.к. мы никогда всерьез этого вопроса и не задавали.

Поэтому наша точка зрения следующая. Конечно, вакханалий быть не должно. И мы не должно завтра получить в партии оборонную, аграрную, молодежную и еще, наверное, самые разные платформы. Все-таки платформа, это взгляды, ценности, которые в целом отражены в программе партии и которые, с которыми солидарна, ну уточняются какой-то группой людей.

Мы считаем, что надо дать право членам партии на учреждение новых платформ. За счет чего? За счет выполнения всего лишь двух требований. Первое. Они должны представить основные тезисы, идею платформы, которая не противоречила бы общей программе партии, раз. И второе. Они должны подтвердить, действительно народную поддержку своих идей. Каким образом? Собрав 1% подписей членов выборных органов нашей партии. К выборным органам, понятно, мы относим все политические выборные органы, политсоветы всех уровней. И мы относим контрольно-ревизионные комиссии, которые у нас также выбираются. Вот в целом по стране численность этих органов составляет порядка 350 тысяч человек. 1%, это 3,5 тысячи. Мы предлагаем, что этот 1% должен быть набран в не менее, чем 50% регионах нашей страны.

То есть, мы хотим видеть, что точка зрения в рамках которой планируется создать платформу, действительно, имеет базу внутри нашей партии. Поэтому вот такая точка зрения.

Коллеги, пожалуйста, ваши идеи. Если не возражаете 5 мнений и мы будем завершать. Пожалуйста.

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: Спасибо. Санкт-Петербург, член Санкт-Петербургского отделения президиума, Санкт-Петербургского отделения партии «Единая Россия», президент Союза садоводов России. Я считаю, О. Юрьевна, что мы заболтаем партию, если мы будем сегодня создать платформы, это мне напоминает 18-й год.

Помните, шутка детская, когда красноармейцы носили буденовки с клапаном, чтобы они, когда пели песню «кипит наш разум возмущенный», чтобы пар выходил. Вы пытаетесь сегодня из партии выпустить пар.

Я считаю, что главная задача партии – захват власти и расстановка кадров. На этом надо сосредоточить работу. Вы нас пустите по ложному пути.

 Коллеги, дискуссия, безусловно, нужна. И совершенно прав был сегодня наш уважаемый один из руководителей «Народного фронта». Мы и так половину вопросов очень важных и нужных не успеваем обсуждать даже в преддверии съезда. Конструктивно из того, что я услышал, мне показалось близкой позиция Сергее Александровича. Почему? Он предложил, не отвергая дискуссий, не отвергая создания новых платформ, закрепить это в уставе и отдать на откуп, извините за такое выражение, высшему руководству партии.

Н. ГРИЦЕНКО: Николай Гриценко, заместитель секретаря Краснодарского регионального политсовета.

Не хочу выступать в качестве арбитра, но мне кажется, во всех обсуждавшихся проблемах на нашей секции большая часть симпатий была на стороне патриотической платформы, не отвергая, конечно, необходимость дискуссий, и существование всех остальных платформ. И все это происходит потому, что это платформа, наверное, больше всего соответствует нашим национальным инетересам. Поэтому я на стороне того, о чем говорил С. Попов.

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: Алтай. Секретарь регионального отделения. Что касается платформ, дискуссий, конечно, это все нужно для развития, для динамики, и для всего вот этого. Но любое развитие, тем более, нашей партии, должно носить устойчивый характер. А устойчивый характер будет обеспечиваться, когда будет политическое единство и идеологическая разнообразие. А политическое единство – это наше руководство, съезд.

ЛАВРИЧЕВ ОЛЕГ: Лавричев Олег, член регионального исполкома Нижегородской организации «Единой России».

Я хочу сказать о том, что тот негатив, который мы в полной мере ощутили во время выборного цикла, как раз во многом на мой взгляд связан с тем, что партия не смогла стать той самой площадкой для выражения различных мнений. Поэтому целиком и полностью поддерживаю мнение социальной платформы, о том, что, безусловно, дискуссионные площадки нужны, и они не должны быть ограничены количеством вот нынешних платформ. Единственное, что должны действовать нормы о том, что дискуссионная платформа открывается по принципиальным вопросам развития партии или гражданского общества, и какие-то нормы должны быть установлены для этого. Спасибо.

ГРИЧУШКИНА ВАЛЕНТИНА: Секретарь местного политсовета Гричушкина Валентина Владимировна. Саратовская область.

Мы полностью поддерживаем мнение социальной платформы, она, я думаю, выражает мнение наших избирателей.

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: Уважаемые коллеги, секретарь первичного отделения партии, город Белгород.

Очень приятно, что, конечно, мы сегодня прошлись по верхам, обсудили основные вопросы формирования, выдвижения, местного, регионального, но мы не озвучили вопросы, касающиеся низов, это первичные отделения.

Никто сегодня не говорит, что все делается на общественных началах, в самом низу. А мы говорим сегодня еще и об авторитете нашей партии.

Я хочу, что мы еще обсудили роль секретарей первичных отделений, за счет каких средств, и временного промежутка будет организована эта работа с населением на самом низовом звене.

УЧАСТНИК СЕКЦИИ: Я хочу поддержать нашего питерского коллегу. Какая у нас цель сегодня - укрепить партию. Мы сегодня говорим, что вокруг нас формируются политические партии новые, блоки политические. Мы сейчас говорим, давайте, насоздаем у себя платформ, подобно бухаринцам, троцкистам, рыковцам. Наплодим кучу всяких платформ, течений внутри партии, расколемся, навыдвигаемся.

Нам сейчас нужно идти вперед объединиться, и бить другие партии, а не внутри себя разбираться, кто, куда идет.

СВЕТЛАНА ЖУРОВА: Светлана Журова. Добрый день. Вы знаете, когда мы говорим про площадки, все-таки, зачастую мы говорим про федеральный уровень. Вот вопрос к сидящим здесь в зале, сколько и как часто они участвуют в обсуждениях на площадках разных тех или других клубов у себя в регионах. Вот, кого они там собирают? Что они там делают?

Действительно, мы собираемся часто, обсуждаем все вопросы клуба, и имеют мнение, это мы транслируем в регионе. Как потом это реализуется в регионах, как потом на этих площадках, кто, что делает, вот это важно понять, и тогда будет понятно, важно, сколько их должно быть. Может, в каком-то регионе вообще нет либеральных взглядов, и там вообще не нужно обсуждать либеральные подходы. И наоборот, да, где-то наоборот очень много либералов, и только либеральные взгляды рассматривают, или только социальные. Поэтому, наверное, вот, вопрос стоит, как мы в регионах будем работать, как все будет там, потому что Россия-то там.

О. БАТАЛИНА: Спасибо большое всем за дискуссию. До завтра, до встречи на съезде, когда вместе будем голосовать за изменение в уставе.

РЕПЛИКА ИЗ ЗАЛА: За свободу в партии!

 

 

Ссылка для блогов
темы
XIII Съезд "Единой России" Партийные платформы Новости Партии
последние новости