Карта сайта
16 октября 2019, 09:00

О смертной казни. Статья Андрея Исаева

Фото: ER.RU
Фото: ER.RU
Статья первого замруководителя фракции «Единой России» в Госдуме по законопроектной деятельности Андрея Исаева, опубликованная в «Российской газете»

В связи с недавним убийством в Саратове девятилетней девочки в обществе возобновилась дискуссия о возвращении смертной казни.

Напомню, что казнь и сегодня существует как мера наказания в российском Уголовном кодексе. Однако ее применение невозможно, поскольку в 2009 году Конституционный суд установил, что ни один судебный орган России не вправе выносить смертный приговор. Решение Конституционного суда не может быть отменено никаким законом и иным правовым актом, и для возврата смертной казни необходимо править Конституцию.

Однако я считаю, что принятое решение было справедливым и высшая мера наказания должна заменяться пожизненным тюремным заключением.

Если говорить о наказании в принципе, то у него есть три основные функции: предотвращение путем угрозы, возмездие за содеянное и исправление.

Очевидно, что ни пожизненное тюремное заключение, ни смертная казнь не имеют никакого отношения к исправлению.

Но поможет ли казнь предотвращать преступления? Террористов угроза расстрела точно не остановит: собираясь устроить теракт, многие из них не рассчитывают дожить не только до приговора, но и до суда. Что касается маньяков, то, к сожалению, они тоже не перестанут совершать преступления из-за угрозы смертной казни. Об этом свидетельствуют и исследования психологов, и статистика разных стран мира. Казнь не является сдерживающим фактором даже для тех, кто берет взятки. Это отчетливо видно на примере Китая.

Следующий вопрос: является ли цивилизованная казнь полноценным возмездием за то, что творят маньяки и террористы? Чикатило, зверски убивший более 50 человек, совсем недолго пробыл в тюрьме, а потом получил пулю в затылок и умер мгновенно. Это вряд ли можно считать адекватным возмездием. В таких случаях пожизненное тюремное заключение, когда человек тоже обречен на смерть, но на медленную и в каменном мешке, с точки зрения его психологического состояния, может оказаться гораздо более мощным возмездием, нежели смертная казнь. Неслучайно многие смертники заявляют, что предпочли бы расстрел вечному пребыванию в заточении.

Таким образом, никаких преимуществ перед пожизненным заключением смертная казнь не имеет. Но у нее есть очевидные изъяны.

Первый изъян – это возможные судебные ошибки. Нашей стране ли не знать, как люди могут быть расстреляны либо по недоразумению, либо по наветам, а затем реабилитированы. Мы помним, как иногда вместо маньяков казнили невиновных: например, в 1980 году вместо серийного убийцы Михасевича расстреляли другого человека. Если бы тогда приговаривали к пожизненному заключению, то у осужденного по ошибке был бы шанс освободиться и обнять своих родных.

Второй изъян заключается в том, что сферу применения смертной казни очень сложно ограничить. Если она будет разрешена в отношении маньяков, убивающих несовершеннолетних, то вскоре появятся требования расстреливать и тех, кто сажает подростков на наркотики, потом тех, кто крадет деньги на строительстве детских онкологических центров, поскольку это тоже ведет к смерти детей, а дальше смертная казнь может распространиться и на другие экономические статьи. Я категорически против этого.

Убежден, что пожизненное тюремное заключение – более правильная мера наказания по сравнению со смертной казнью. Другое дело, что совершенно справедливо ставятся вопросы об отмене возможности условно-досрочного освобождения пожизненно осужденных через 25 лет и об обязательном привлечении таких заключенных к труду: они должны зарабатывать на себя сами, а не жить за счет общества.

Ключевые слова: Исаев, РГ, статья
Ссылка для блогов