Карта сайта
15 июня 2015, 19:07

Фракция Партии встретилась с министром юстиции РФ

Депутаты обсудили судебную реформу и деятельность НКО

Встреча фракции «Единая Россия» с министром юстиции Александром Коноваловым прошла в понедельник, 15 июня, сообщает ER.RU.

Открывая заседание, заместитель председателя Государственной Думы, руководитель фракции «Единая Россия» Владимир Васильев напомнил, что такие встречи проходят традиционно в преддверии «правительственного часа» с участием приглашенного в Госдуму министра.

Коновалов сообщил, что «с депутатами Госдумы министерство работает в тесном режиме» и поблагодарил парламентариев «за конструктивный, объективный, профессиональный подход» при подготовке профильных для Минюста законопроектов.

«Прошлый год и половина текущего характеризуются жесткими факторами в экономике и как производное – в социальной сфере, в некоторых сегментах гуманитарной сферы, - сказал он. - Реакция законодателей на эти факторы была, по нашей оценке, адекватной и весьма оперативной. Необходимые законопроекты, которые в прошлом году во многом прошли под знаком вступления в РФ новых субъектов, изменения экономических реалий, корректировки бюджета – все эти факторы требовали быстрой и грамотной реакции в сфере законодательства и правоприменения в целом. И эта реакция была на должном уровне.

При этом не были оставлены и стратегически важные направления развития законодательства РФ в сегменте судебной реформы. Было подготовлено несколько важных, системных законопроектов: и обеспечение деятельности судебной экспертизы, и обеспечение развития системы третейского арбитражного разбирательства, и усовершенствование судебного процесса за счет повышения электронной составляющей в деятельности судов. Гражданский кодекс практически близок к завершению обновления. Всё это говорит о том, что стратегически важные направления законотворчества не были оставлены».

После вступительного слова Коновалова, первый вопрос министру задал член комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Игорь Игошин.

«Для всей системы – и для гражданского общества, и для экономики, очень важно, чтобы судебные решения действительно выполнялись, чтобы было уважение к суду, - заметил депутат. - В последнее время мы видим ситуацию с пробуксовкой работы по целому ряду направлений службы судебных приставов.

Обуславливается это, насколько я понимаю, в первую очередь, низкой оснащенностью, низким финансированием, низкими текущими зарплатами. На последней коллегии Министерства финансов этот вопрос поднимал мэр Москвы Сергей Собянин. Он привел цифры, что в Москве зарплата от 12 тысяч до 15 тысяч рублей. Я представляю Владимирскую область и запросил по ней информацию - зарплата 13 тысяч рублей.

Понятно, что здесь можно согласиться с Сергеем Семеновичем, когда он сказал, что с людей за такие деньги требовать, чтобы они действительно неукоснительно и эффективно добивались результата – очень сложно.

В условиях того сокращения, которое сейчас идет (в том числе затратно-бюджетное), как можно выйти из этой ситуации и где здесь может быть решение?» Глава Минюста согласился с оценкой депутатом ситуации, назвав ее «стабильно плохой».

«Что касается заработной платы – она, действительно, ничтожно мала, хотя и подросла, начиная с 2014 года. Сейчас средняя по России зарплата составляет 22 - 25 тысяч рублей. У старшего судебного пристава - до 50 тысяч рублей. Что в целом, конечно, не отвечает реалиям времени».

Коновалов назвал проблему «застарелой», заметив, что ее пытались решать путем присвоения судебным приставам статуса госслужащих и расширения их социального обеспечения, чтобы обеспечить дополнительные факторы мотивации.

«Были и предложения мотивировать приставов тем, чтобы за счет взысканного по судебным решениям формировался некий дополнительный фонд, из которого впоследствии они получали бы какие-то премии за активную эффективную работу», - рассказал он, проинформировав, что Министерство финансов категорически против этого подхода.

«Но что споров не вызывает – это то, что нужно либо серьезно повышать статус судебных приставов, если мы хотим их всерьез мотивировать. Либо давайте решать вопрос по какой-то корректировке их функций, чтобы они могли их эффективно исполнять, и чтобы можно было с них спрашивать за это исполнение», - полагает глава Минюста.

Он заметил, что приставы выполняют работу, связанную с многомиллионными оборотами, и их решение может иметь значение для финансово-экономической деятельности крупных предприятий. «Цена вопроса может оказать довольно серьезной. Это провоцирует риск коррупционной составляющей в их деятельности», - предостерег Коновалов.

Продолжил тему председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин. Он заметил, что нагрузка на службу судебных приставов велика – 60 миллионов дел. «При этом 37,5% дел относятся к делам о взыскании штрафов, фиксируемых на фото и видео при нарушении правил дорожного движения и правил благоустройства. Кстати, это требует анализа с точки зрения размера штрафов, которые не выплачивается, и затрат государства и общества на взыскание этих штрафов», - заметил депутат. А также предложил в период осенней сессии обсудить вопрос величины зарплаты судебных приставов, размер которой несопоставим с объёмом и сложностью работы.

«Есть еще одна проблема. Сейчас, к сожалению, в службе есть попытка сократить тех людей, которые занимаются охраной зданий судов. В частности, мировых судов», - обратил внимание Плигин и высказал опасения относительно обеспечения безопасности этих объектов. «Таким образом, общество и государство будет нести затраты, видимо, нанимая другие структуры. Может быть, лучше увеличить содержание службы судебных приставов?» - спросил он.

Плигин выразил и опасения относительно привлечения частных структур для выполнения функций судебных приставов. «На какой-то стадии возникла крайне негативная практика, связанная с передачей коллекторам взыскания денежных средств в интересах физических или юридических лиц по потребительским кредитам. Начинали они эти звонки с 6 утра, заканчивали в 22 часа. Форма разговора была недопустима. И это касалось миллионов граждан», - рассказал Плигин. А затем добавил, что по этой теме было продуктивным взаимодействие комитета с Минюстом, заметив, что и по вопросу о службе судебных приставов решение нужно искать.

«Почему именно служба, которая является сердцем исполнения решений, у нас недофинансируется?» - обратился к министру депутат.

«Потому что она не имеет статуса правоохранительной», - ответил Коновалов, согласившись, что служба судебных приставов вполне отвечает этим критериям.

«Статус приставов повышать, конечно же, надо», - заявил глава Минюста.

«Там еще могут быть очень важные детали: как организовать их отношения с работой частных структур, разгружать ли эту службу от работы охраны судов или создать специальную службу, похожую на службу американских маршалов. Но то, что этим нужно серьезно заниматься – правда», - сказал Коновалов.

Заместитель председателя Госдумы Сергей Железняк поднял тему платежной дисциплины. Он напомнил, что в ходе недавней встречи фракции с министром энергетики Александром Новаком поднимался вопрос о долгах в этой сфере. «Знаю, что у Вас есть предложение по изменению законодательства, которое касается запрета должникам на пользование государственными и муниципальными услугами до момента погашения их задолженности. Нам кажется, здесь есть что обсудить, чтобы не перегнуть палку - и вместе с водой не выплеснуть и ребенка. Потому что одно дело – повышать мотивацию должников по возврату долгов, а другое – лишать их гражданских прав. Мне кажется, что это требует серьезного обсуждения, для того, чтобы те меры, которые мы вырабатывали, стимулировали тех, кто имеет задолженность, а не создавали новые проблемы», - сказал вице-спикер.

Железняк также добавил, что депутаты ожидают внесения в Госдуму изменений в законодательство, которые отчистят законодательную базу от ссылок на уже несуществующие законы - в том числе, на закон «О залоге». «Это тоже то поле, которое нужно постоянно мониторить, отслеживать вместе с министерством», - уверен депутат. Коновалов заверил, что этот технический закон на днях поступит в Госдуму.

Что касается законопроекта о платежной дисциплине, то Коновалов согласился с депутатом. «Попытки ужесточить законодательство и загнать в угол должника такими мерами, как ограничение выезда за границу (хотя мера оказалась действенной), ограничение по вождению автомобиля путем сокращения топлива при заправке – это всё полумеры, которые имеют право на существование, но только вторичным эшелоном по отношению к мерам системным», - заявил он.

Заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн выразил обеспокоенность состоянием еще одной подведомственной Минюсту службы - Федеральной службы исполнения наказания. Депутат подчеркнул, что во ФСИН служит почти 300 тысяч личного состава, сотрудники выполняют важные задачи в непростой ситуации.

«С 2011 года действует концепция развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года, которая принята уже в бытность вашу министром. Сегодня на дворе 2015 год, и мы с сожалением констатируем, что эта программа, по крайней мере на втором этапе - с 2012 года, не реализована фактически ни на один процент - за исключением некоторых законопроектов, которые внесены на основании этой программы. Но законодательные изменения, не подтвержденные изменениями практическими, не дают никаких результатов», - заявил парламентарий.

Хинштейн подчеркнул, что в рамках концепции к 2017 году должно было появиться 26 СИЗО европейского уровня. «К 2020 году должно быть перепрофилировано большинство исправительных учреждений в тюрьмы, поскольку мы продекларировали переход на тюремный тип содержания, создание новых колоний-поселений. Заявленные в концепции исправительные центры, закон о которых мы приняли, не работают - ни одного исправительного центра в стране не создано», - констатировал он.

Парируя возможный ответ министра о недостатке финансирования концепции, Хинштейн заметил: «Емкость этой концепции бесспорно велика - она составляет более 800 миллиардов рублей. Мы с вами видим, что документ, вышедший на уровне Правительства, не реализуется до 2020 года. Не надо быть провидцем, чтобы понять – не будет Концепция выполнена даже на 20%, даже если из бюджета 2016 года посыплется золотой дождь. Вопрос: что с этим делать?

Может, честнее и правдивее сказать, что мы не реализуем эту концепцию. Или давайте продлим ее до 2030 года, потому что к 2030 году, может, нас уже и не будет, и отвечать за это не придется. Или, в целом, отменим эту концепцию как нереализуемую? Или поставим этот вопрос перед руководством страны для того, чтобы была поставлена какая-то точка. Потому что условия, в которых люди у нас содержатся, по-прежнему остаются достаточно тяжелые.

Да, отдельные СИЗО строятся, но они, к сожалению, не могут изменить сложившуюся общую систему. Я не говорю о многих других мероприятиях концепции - она большая, обширная, я коснулся только основных аспектов».

Министр согласился с тем, что финансирование концепции дорого обойдется бюджету. И сообщил, что фактически уже происходит отказ от ранее сформированной концепции. «Сейчас на завершающей стадии находится подготовка новой редакции этой концепции, которая уже однажды отправлялась в Правительство, была возвращена для доработки, но в ближайшем будущем, видимо, будет уточнена».

Что касается условий задержания заключенных, то, по словам Коновалова, вместо перехода к тюремному содержанию спецконтингента предложена постепенное понижение количества осужденных, находящихся в одном помещении. «Кстати, один из шагов, который был сделан благодаря парламенту России, - Уголовно-процессуальный кодекс дополнен возможностью создания спецучастков на территории исправительных учреждений, которые могут работать в режиме тюрьмы».

Член комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Николай Антошкин спросил у главы Минюста, как ведомство контролирует выполнение некоммерческими организациями, включенными в реестр иностранных агентов», требований российского законодательства.

«В настоящее время в реестре некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента 68 организаций. Это, конечно, определенное движение вперед. Но, вместе с тем, основной целью закона (прим. ред. - об иностранных агентах) является не включение в реестр, а формирование особого правового статуса данного вида НКО в части отчетности, аудита, прозрачности, маркировки статей, сайтов, книг, издаваемых этими организациями. Всем понятно, что они дополнительно несут определенные функции в чьих-то интересах, но не нашего государства. В этой связи просьба рассказать, что конкретно министерство делает в части выполнения данными НКО особых требований закона. И как это контролируется?», - спросил Антошкин.

Коновалов отметил, что «контроль за деятельностью этих организаций и за выполнением ими требований закона, будет осуществляться в ходе текущей работы Минюста, в том числе и в рамках внеплановых проверок, там где это позволяет закон».

«Мы считаем, что здесь очень важно качество принятия решений. Эти решения должны быть юридически выверенными», - подчеркнул он.

«В настоящее время наработана определенная судебная и административная практика применения данного закона. Сейчас можно делать определенные выводы на основании судебных решений, на основании решения Конституционного суда 2014 года», - добавил Коновалов.

«По данным Росфинмониторинга, иностранное финансирование получают на порядок больше организаций. Но тем не менее, подходы мы менять не будем. Будем готовить качественные юридические решения, которые будут выдерживать проверку судами», - заявил глава Минюста.

Первый заместитель руководителя фракции «Единая Россия» Отари Аршба заявил о необходимости освещения деятельности социально ориентированных НКО.

После принятия изменений в закон об НКО и введения понятия «иностранный агент», мы практически стали заложниками навязываемой нам дискуссии в обществе. Для нас важно, чтобы социально активные люди, объединяющиеся в НКО, не чувствовали свою ущербность. По сравнению с тысячами организаций эта мизерная часть, которую нам навязывают. И мы постоянно как бы в роли оправдывающихся», - сказал Аршба.

Замруководителя фракции предложил главе Минюста «продемонстрировать возможности НКО, которые занимаются ЖКХ, социальными проблемами, реальными проблемами людей». По словам Аршбы, парламентарии готовы подключиться к этой работе.

«Для организаций, которые занимаются социально значимой деятельностью каждый год условия и регистрации, и их деятельности, в том числе в части предоставления отчетности, постоянно смягчаются и оптимизируются», - заявил Коновалов.

«За последний год была создана достаточно разветвленная система грантовой государственной и негосударственной поддержки организаций, которые выполняют социально значимые и полезные функции», - добавил министр юстиции.

«Далеко не все организации, которые оказались в реестре так называемых «иностранных агентов», являются абсолютно враждебными. Конечно, в деятельности многих из них были и полезные моменты. Это касается и фонда «Династия», - подчеркнул Коновалов. - Самое главное, что закон един для всех. Какой бы полезной и значимой организация не была, тем не менее, она должна российское законодательство исполнять безупречно».

Комментируя возможность освещения деятельности социально ориентированных организаций, он отметил, что это не входит в компетенцию Минюста. «Мы отвечаем за создание юридических основ деятельности НКО. В части законодательства мы готовы дать всю необходимую информацию», - заверил Коновалов.

«Что касается освещения деятельности НКО, большей фактурой владеют Минобр, Минздрав, Минкульт и ОНФ», - указал глава Минюста.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Елена Николаева обратила внимание министра юстиции на ряд пробелов в законодательстве, касающихся правового статуса автономных некоммерческих организаций (АНО).

«Я долгое время работала в Общественной палате и занималась именно социально ориентированными НКО. И, к сожалению, многие из них столкнулись с тем, что жизнь гораздо богаче, чем наши достаточно сухие трактовки законов. В частности, на сегодняшний момент деятельность АНО регулируется 7-ФЗ «О некоммерческих организациях». В соответствии с этим законом из состава учредителей АНО учредитель может выйти по собственному желанию. А кооптировать новых членов можно только по единогласно принятому решению учредителей АНО. В настоящее время не урегулирован вопрос о том, можно ли по решению учредителей исключить одно из лиц из состава учредителей АНО. Также не определен порядок формирования постоянно действующего коллегиального органа АНО.

У нас многие организации встали в тупик. Они подали соответствующие решения для регистрации в Минюсте, а Минюст не смог им посоветовать, что делать. Нужно ли уточнять законодательство, и есть ли внутренние разъяснения как действовать в таких ситуациях?», - спросила Николаева.

Коновалов признал, что в действующем законодательстве эти вопросы не урегулированы.

«Действительно, получается, что это лакуна в законодательстве. По аналогии закона можно решать вопрос единогласным решением об исключении из состава учредителей кого-то из них. А если уставом не предусмотрено исключение из состава исполнительных органов юридического лица, этого сделать нельзя. Это предварительный мнение наших юристов», - сказал глава Минюста.

Он также попросил парламентариев подключиться к этой работе и высказать свои соображения по совершенствованию закона «О некоммерческих организациях». «Если будет необходимость, мы подключим Центр кодификации частного права, и подготовим компетентный ответ на этот запрос, потому что проблема действительно актуальна», - заключил Коновалов.

Подводя итоги встречи, Васильев отметил, что министру было задано 10 вопросов, на которые получены развёрнутые ответы.

Ссылка для блогов