Карта сайта
3 октября 2013, 21:37

Путин и Медведев встретились с секретарями первичных отделений «Единой России»

Стенограмма встречи

Президент России Владимир Путин и председатель «Единой России» Дмитрий Медведев в четверг, 3 октября, встретились с секретарями первичных отделений партии «Единая Россия». ER.RU представляет стенограмму встречи:

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день, уважаемые коллеги! Добрый день всем, кто присутствует в этом зале!

Наша партия готовится к съезду. Здесь присутствуют руководители первичных организаций, и у нас сегодня есть возможность пообщаться и послушать то, что скажет Владимир Владимирович, который согласился переговорить на разные темы с партийным активом.

Я не буду долгих вступительных слов делать. С удовольствием передам слово Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину. Потом, наверное, у нас будет какой-то интерактив, какие-то вопросы, если они у вас есть.

В.ПУТИН: Спасибо большое, уважаемый Дмитрий Анатольевич.

Дорогие друзья, добрый день!

Завтра в Москве начинает работу XIV съезд партии «Единая Россия». Хорошо помню, как мы создавали эту партию уже много лет назад, и за эти годы «Единая Россия» проделала очень большой путь собственного развития и внесла огромный вклад – я скажу это без всякого преувеличения – в развитие страны.

Конечно, на партии, которая находится у власти, и находится у власти достаточно долго, всегда лежит груз ответственности за всё, что сделано, и за то, что не сделано, ответственность за какие-то несбывшиеся ожидания и нерешённые задачи.

И здесь нет ничего необычного. Это обычная мировая практика. Вопрос только в том, чтобы всегда ясно и чётко представлять себе, по каким причинам что-то не сделано, и ясно видеть перспективу на будущее, понимать, как можно решить те задачи, решения которых ждут граждане нашей страны.

Здесь сегодня собрался актив самого первичного звена – вы те люди, которые непосредственно с нашими гражданами напрямую работаете, воспринимаете всё, что происходит в стране, чувствуете ожидания людей, чувствуете их проблемы. Собственно говоря, вы и есть те граждане, которые делают это для своих соседей, для своих сотрудников по предприятиям и, собственно говоря, вы включены в обычную нормальную жизнь нашей огромной страны.

Только что прошли выборы практически по всей территории страны, и «Единая Россия», несмотря на большую ответственность, о которой я только что сказал, всё-таки подтвердила своё лидерство. Практически везде сохранила свои позиции, а во многих регионах Российской Федерации даже укрепила их.

Таким образом, партия подтвердила свой статус самой массовой и самой влиятельной народной партии. Я хочу употребить именно это слово, именно народной партии, потому что опора на людей – это всегда было, есть и, уверен, на длительную историческую перспективу будет той базой, тем фундаментом, на который партия опиралась и дальше будет опираться в своей работе.

Выборная кампания происходила в условиях возросшей конкуренции. Достаточно напомнить, что в этой избирательной кампании принимали участие 54 партии. Кстати говоря, хочу отметить, что такая либерализация партийной жизни, расширение партийной жизни, это всё произошло по инициативе «Единой России», и это чрезвычайно важное обстоятельство. Именно «Единая Россия» не побоялась расширения конкуренции и в интересах укрепления политической системы страны выступила инициатором либерализации партийной жизни в стране и укрепления многопартийности в Российской Федерации.

Это в значительной степени заслуга «Единой России», если не целиком и полностью, потому что партия, которая имела контрольный пакет в парламенте, могла проголосовать за это решение, а могла и нет. Вы это сделали. И, как показывает практика, сделали очень правильно. Потому что это создаёт лучшие условия для политического развития в России, а значит, в большей степени будет отвечать интересам граждан. Почему? Потому что, когда идёт открытая конкурентная политическая борьба, во-первых, на поверхности оказываются наиболее дееспособные люди, а во-вторых, в поиске и в спорах предлагаются наилучшие решения проблем, с которыми сталкиваются люди как на уровне муниципалитета, так и на уровне региона, а также и на уровне всей Российской Федерации.

И, наконец, безусловным условием развития самой партии является развитие внутренней партийной демократии. В этом отношении «Единая Россия» тоже немало сделала за последнее время, я имею в виду и предварительную обкатку кандидатов в депутаты, которые проходят по спискам «Единой России».

Я имею в виду привлечение в свои ряды тех людей, которые формально не являются членами партии, а разделяют основные наши с вами установки. И это всё расширяет, безусловно, саму социальную базу поддержки партии, делает её более мобильной, более жизнеспособной, более эффективной.

Я очень рассчитываю на то, что вот эти инструменты внутрипартийной демократии и дальше будут совершенствоваться. Только так, только в таком режиме «Единая Россия» как ведущая политическая сила страны сохранит свои позиции.

И наконец, в завершение своего краткого вступительного слова хотел бы поблагодарить и вас, и тех людей, которые работают на региональном и на федеральном уровне, в парламенте страны – в Государственной Думе, за то, что вы никогда не скатываетесь в популизм.

А это так всегда хочется сделать. Всем. Уверяю вас. И вам хочется быть приятными для избирателей, для граждан. Хочется всё наобещать, даже то, что невозможно сделать ни в краткосрочной, ни в долгосрочной перспективе.

Приходится принимать решения, которые на сегодняшний день на первый взгляд иногда даже кажутся не очень справедливыми и не очень обоснованными, но уже в среднесрочной перспективе должны давать и обязательно дают положительный эффект.

В этой связи вот что хотел бы сказать. Никогда не бойтесь выходить к людям с этими предложениями. Вопрос совершенно в другом. Вопрос не в том, чтобы что-то отнять и чего-то недодать. Вопрос – предложить наиболее эффективные способы решения проблем и объяснить людям доходчивым языком, почему предлагается такое, а не другое решение.

Я абсолютно убеждён в том, что, когда мы к людям выходим напрямую, прямо им говорим о предлагаемых мерах, говорим, почему мы предлагаем такое решение, у нас люди всё поймут. Всё поймут, согласятся с этим и поддержат.

Наоборот, если что-то будет делаться келейно, если даже будете обещать невыполнимые вещи, а потом через полгода выяснится, что ничего не происходит, эффект будет гораздо более худший. Потому что люди будут вас считать болтунами, неответственными людьми, которые либо не способны решать задачи, либо не могут их даже сформулировать. И тогда будет наступать действительно глубокое разочарование.

Поэтому надо быть всегда честными, прямыми с людьми, доходчивыми, и самое главное – одна из важнейших составляющих политической работы, – всё должно происходить в нормальной, доброжелательной, свойственной российским людям манере, без всякого чванства и чувства собственного превосходства над самым рядовым гражданином.

Нельзя уподобляться тем людям, которым дали какую-то властишку и они тут же считают, что на них боженька заснул. Вот ни в коем случае этого нельзя делать. Но, судя по вашим лицам, судя по вашему опыту и судя по тому, чем вы занимаетесь и как вы это делаете, я вижу, что вы согласны со мной.

Большое вам спасибо за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Большое спасибо, Владимир Владимирович.

Уважаемые коллеги, уважаемые товарищи по партии! Сейчас есть хорошая возможность поговорить о делах, о жизни. Одна только просьба: когда будете задавать вопросы, представляйтесь, потому что мы здесь с Владимиром Владимировичем не всех ещё знаем.

В.ПУТИН: Вы знаете, давайте мы всё-таки построим работу так, что это не вечер или утренник вопросов-ответов, это деловая встреча. Я исхожу из того, что и вопросы могут быть, а могут быть и предложения, какие-то идеи.

Пожалуйста, формулируйте, мы сразу пообсуждаем, тем более что завтра съезд начинается. Может быть, какие-то вещи уже заранее можно сформулировать, предложить съезду. Пожалуйста.

Р.АЛЕКСАНДРОВ (директор муниципального бюджетного учреждения «Молодёжный центр», секретарь первичного отделения №420 Владимирского регионального отделения партии): Здравствуйте, уважаемые Владимир Владимирович, Дмитрий Анатольевич! Меня зовут Роман Александров, я из Владимирской области.

Владимир Владимирович, Вы знаете, что ещё в 2005 году…

В.ПУТИН: Как Вам губернатор новый? Нравится?

Р.АЛЕКСАНДРОВ: Отличный. Спасибо огромное на самом деле…

В.ПУТИН: Очень активная женщина.

Р.АЛЕКСАНДРОВ: И от лица молодёжи, и от региона огромное спасибо Вам. Наконец-то нас услышали. Перейду всё-таки к вопросу, Владимир Владимирович, к предложению.

Вы знаете, что ещё в 2005 году наша область, первая тогда в России, сейчас пилотный у нас проект в этом отношении, перешла на нормы социального потребления по электропотреблению.

Действительно, сейчас выборы прошли, в процессе избирательной кампании, как Вы уже сказали, огромное количество встреч было с избирателями. Я, хотя и молодой человек, но не ожидал, на самом деле, что такая проблема назрела, может быть, это как-то связано с инфляцией в том числе…

Дело вот в чём: те нормы, которые в общем-то когда-то были введены, сегодня не соответствуют, в частности у нас, и я знаю, что буквально с января это коснётся всей России. Здесь поясню немножко.

У каждого своя семья, есть семьи полные, есть неполные семьи, по-разному, но так или иначе мы… Как раз Светлана Юрьевна [Орлова] приняла решение по пенсионерам… В общем-то бабушка живёт одна. Холодильник, стиральная машина, телевизор в каждой семье, и у бабушки в том числе. И не хватает просто денег по этим льготным нормам платить.

Соответственно, часть вынуждена платить по другим расценкам. Вот эти вопросы были на всех встречах, я обещал, что так или иначе мы донесём до руководства партии. Сегодня пользуюсь случаем, спасибо, что пригласили, такая честь секретарям первого звена оказана, передать это Вам.

Наверное, это здорово на самом деле – то, что мы стремимся, благие намерения, ввести экономию по электричеству, ввести так или иначе упорядоченность в платёжной системе, дать какие-то социальные гарантии абсолютно различным категориям граждан.

В то же время есть те категории, которые не могут справиться, и возникают у них действительно справедливые вопросы: а не получится ли так, что мы вынуждены будем ещё больше платить? У нас была монетизация льгот тогда, и в общем-то можно по-разному оценивать эту реформу, и как бы здесь не получилось… И жители, в принципе, правы, что на самом деле кто знает. Платим очень много, и все, наверное, согласятся: услуги ЖКХ – это самый, наверное… Мы просто ходим и платим постоянно за всё, и это всё растёт и увеличивается.

Тот опыт, который у нас в регионе был, мы сейчас начинаем корректировать с новым губернатором. Как бы не получилось так, чтобы мы всей страной наступили на эти грабли, а страна большая. Я уверен, что в других регионах, например в северных широтах, должна быть одна норма, в южных – другая, наверное.

Люди вынуждены в какой-то степени экономить, в том числе на своём здоровом питании, потому что есть электрические плиты, есть печное отопление, к сожалению, у нас в стране существует, и газовое, у всех по-разному. Поэтому огромная просьба, предложение, как я вначале сказал, от нас, секретарей первичек…

Мы, конечно, готовы на партийный контроль взять, Дмитрий Анатольевич, при Вашей, конечно, помощи, партийный проект, может быть, какой-то реализовать, контроль именно за этой ситуацией. Но и огромная просьба к Вам как Президенту государства всё-таки дать жёсткие указания и губернаторам, чтобы они жёстко контролировали эти нововведения, связанные с нормой социального потребления электроэнергии. Это очень важно сегодня. Спасибо.

В.ПУТИН: Во-первых, вы сказали, что Вы – человек молодой. Так оно и есть, и то, что Вы сейчас уже думаете о бабушках, – это очень здорово, это прекрасно. Что касается норм, то, как мы знаем, Вы сами только что об этом сказали, нормы определённые всегда были. Вопрос в их актуальности.

Действительно, сейчас речь идёт о введении этих социальных норм потребления на услуги ЖКХ, но это пока делается только в порядке эксперимента в нескольких регионах Российской Федерации, в том числе во Владимирской области. Причём, как правило, это делается по предложению самих губернаторов. Мы должны с ними посмотреть, как складывается эта работа, а после этого распространять её дальше. Это во-первых.

Во-вторых, речь сегодня идёт только о нормах потребления электроэнергии. У нас в стране эти нормы действительно разные, средняя по стране где-то от 80 до 120 кВт, но, естественно, там, где холоднее, в северных регионах, там люди больше потребляют, в южных регионах поменьше, хотя и там холодильники летом работают. Но всё равно потребление разное. Нужно всё будет проверить, как это работает.

Повторяю, речь идёт пока только об электроэнергии, речь не идёт о теплоснабжении, о водоснабжении, о водоотведении и о других параметрах. Нормы нужны, но, самое главное, конечно, это величины этих норм, размер. Он должен соответствовать уровням доходов граждан, объёмам платежей в целом за коммунальные услуги.

Но мы с вами в то же время хорошо знаем, что, скажем, за водой вообще мало кто следит: включили и пошло. Разумеется, нужно экономить, но эта экономия не должна перехлёстывать через край. И региональные власти, и местные власти, безусловно, должны исходить из реалий, из уровня доходов граждан.

Вы только что правильно совершенно сказали: это как раз та работа, которую вполне могут взять под контроль первичные организации «Единой России» и организации на региональном уровне. Что касается в целом министерств, ведомств, то, повторяю, это будет распространяться по стране только после результатов первичного анализа того, что делается в порядке эксперимента.

Д.МЕДВЕДЕВ: Позвольте я буквально два слова скажу ещё, потому что за это помимо губернаторов отвечает Правительство. Тот эксперимент, о котором Владимир Владимирович только что сказал, относится действительно пока к семи регионам.

На основе того, что происходит у вас, мы примем окончательное решение, причём не с 1 января следующего года, а позже, речь шла о середине следующего года. Но действительно самое главное – определить реальную потребность, потому что у нас очень разнообразная страна, и сделать так, чтобы губернаторы в пределах своей компетенции при помощи и поддержке, естественно, нашей партии могли реально определить, какая норма социального потребления нужна для Владимирской области, что нужно в Ненецком автономном округе, а что, например, в Ростовской области.

Они будут дифференцированные, и это самое главное. Плюс на что я ещё хотел обратить внимание, я думаю, что это в нашей власти: должны быть льготы и преференции для отдельных категорий, потому что одно дело – люди с высоким заработком, у которых возможности платить гораздо выше, у которых большие домовладения, огромное количество приборов, они тогда могут платить за рамками социальной нормы по более высокому тарифу, а другое дело – люди, у которых скромные заработки, бюджетники те же и так далее. Всё это можно будет отрегулировать на базе решений, которые будут приниматься на наших территориях, и в этом действительно может быть роль партии.

В.ПУТИН: До 1 июля есть ещё время, чтобы всё посмотреть, проанализировать.

Пожалуйста.

И.АБРАМОВ (начальник штаба народной дружины района Текстильщики, секретарь первичного отделения №4 местного отделения партии района Текстильщики г. Москвы): Здравствуйте, Владимир Владимирович, Дмитрий Анатольевич! Абрамов Игорь, житель Москвы и руководитель народной дружины.

Мой вопрос связан с нелегальной миграцией. Мы все знаем, что наша страна – многонациональная, но проблемы миграции существуют, и это очень сильно сказывается на Москве. С 2011 года с местным отделением партии мы проводим социальные опросы о проблемах, волнующих жителей, и всегда на первом месте стоит вопрос о нелегальной миграции. Я это знаю не понаслышке, потому что ко мне также обращается очень много жителей, которые приходят ко мне с проблемами так называемых «резиновых» квартир.

То есть в данный момент точка кипения в обществе на пределе. Я позволю себе выразить мнение москвичей и сказать, что мы не против гостей, но когда гости соблюдают наши законы, уважают нашу культуру, наши традиции. Мы не согласны с хамским поведением, беспределом мигрантов.

Сейчас модное слово «толерантность» – это всего-навсего ширма для каких-то этнических преступлений. Поэтому мой вопрос в следующем: может быть, нам всё-таки как-то решить на законодательном уровне эту проблему и, в частности, принять какой-то закон об этих «резиновых» квартирах? Спасибо.

В.ПУТИН: Что касается этнической преступности, то её не существует, как известно. Есть добропорядочные люди, законопослушные, а есть преступники, и это не зависит от национальности или вероисповедания, преступность не имеет этнической окраски.

Другое дело, что когда люди скапливаются в каких-то анклавах, не общаются с местным населением и живут в замкнутых сообществах, особенно если живут за гранью нищеты, они естественным образом становятся источником угрозы для окружающих, это так везде в мире происходит. И поэтому наша задача в том, чтобы и защитить интересы людей, которые к нам приезжают, а экономика требует наличия таких людей, особенно на тех специальностях, на тех профессиях, где местные жители не работают, и выстроить работу таким образом, чтобы они, как Вы совершенно точно сказали, знали обычаи и законы того региона, в который приехали, и соблюдали их, а к тем, кто не соблюдает, должны применяться все меры, предусмотренные законом. Причём это должна быть последовательная и настойчивая работа.

Нужно ли здесь ужесточать законодательство? Нужно. Как это делалось в советское время? Те, кто имел хоть какое-то к этому отношение, помнят: была уголовная ответственность даже предусмотрена за нарушение правил прописки – на 101-й километр. Сейчас всё стало сложнее. Более того, Конституционным Судом признано, что прописка сама по себе не является законной. Это с точки зрения администрирования проблемы, наведения порядка здесь, конечно, усложняет ситуацию.

Но можно ли в рамках действующего закона и Конституции принять дополнительные меры, которые способствовали бы наведению здесь порядка? Можно. Правительство уже внесло в Госдуму проект закона, по-моему, он уже в первом чтении рассмотрен, согласно которому к владельцам тех самых «резиновых» квартир, о которых вы упомянули – а это проблема не только Москвы, но и практически всех миллионников в стране, – будут предъявляться требования в разы большие, чем сегодня.

Сегодня, по-моему, они какие-то копейки платят, будут платить в разы больше. Но для тех, кто нарушает миграционное законодательство, злостно нарушает, предусмотрена и уголовная ответственность. Это как раз то, о чём я говорил несколько больше года назад.

Сейчас постепенно с юристами доработали все нюансы этого законопроекта, он внесён в Думу, повторяю, и в первом чтении уже рассмотрен, так что мы, работая сразу по многим направлениям, будем делать и это – будем ужесточать наше законодательство. Повторяю ещё раз: вплоть до уголовной ответственности. Но этого недостаточно. Для того чтобы решить проблему комплексно, нужно работать и там, откуда мигранты приезжают, нужно создавать там рабочие места, чтобы в рамках России было поменьше передвижения населения.

Что касается стран ближнего зарубежья, то нужно работать там уже заранее в тех группах населения, которые приезжают, имеют здесь связи, контакты, создавать там курсы русского языка, создавать курсы по изучению традиций русского народа и России в целом, работать здесь с этими сообществами, причём работать настойчиво.

Надо бороться с коррупцией, это тоже очень важный момент, который заключается в том, что органы власти и управления, правоохранительные органы должны исполнять свои обязанности и не садиться на какие-то левые деньги с рынков там или откуда-то с других торговых точек.

О чём бы я ещё подумал и просил бы, Дмитрий Анатольевич, чтобы и Правительство поработало над этим, Государственная Дума: надо всё-таки определиться с некоторыми видами деятельности для мигрантов. Я сказал, что с точки зрения экономических интересов страны в некоторых отраслях действительно трудно обойтись без рабочей силы со стороны, но по отдельным направлениям вполне можно замещать это и местными гражданами, скажем, в торговле.

Что там, так уж трудно найти тех, кто из местных граждан работал бы в торговых точках, что ли? Да нет, наверное. На стройках – наверное, да, надо прямо сказать, там тяжёлая и пока не такая уж высокооплачиваемая работа. В некоторых других отраслях – да. Но надо разобраться с этим.

Понимаете, привлечение мигрантов во всех странах мира связано с необходимостью решения экономических проблем. И здесь, конечно, соответствующие ведомства наши вместе с депутатами должны будут ещё раз над этим задуматься.

И.ГЕЛЬБИЧ (ведущий специалист по работе с инвалидами Индустриального общества инвалидов, секретарь первичного отделения партии «Стахановское 1/1» г. Перми): Добрый день! Меня зовут Гельбич Ирина Васильевна. Я приехала из Перми.

Я работаю в обществе инвалидов, у меня членов партии больше 60 процентов, в моей первичной организации. Когда мы собираемся, мы обсуждаем всё. Мы знаем про новости в мире, знаем про кризис в Европе, про то, что происходит в Америке. Мы волнуемся, не отразится ли это на экономике нашей страны и сохранятся ли те социальные выплаты, которые сейчас есть?

В.ПУТИН: Кризис действительно так уж глобально вроде не закончился. Хотя вчера я перед деловыми людьми выступал, и, в принципе, с этим все согласны, все специалисты считают, что острая фаза кризиса в мире пройдена. Но выход из этого кризиса будет долгим и нудным и потребует значительных усилий, в том числе и по экономии средств, то есть у нас резкого всплеска в мировой экономике не ожидается.

А поскольку Россия является частью мировой экономики, то и на нас это тоже будет отражаться, и уже сегодня отражается. У нас же традиционные экспортные отрасли, которые приносят основные доходы в бюджет, не продают такого объёма и по таким ценам, по которым нам бы хотелось, несмотря на то что, скажем, та же нефть пока держится на достаточно высокой планке.

Но в целом металлургическая промышленность страдает, химическая и так далее. То есть у нас в целом на круг, как говорят у нас в народе, доходы всё-таки не такие, которые бы нам хотелось видеть. И, безусловно, это заставляет нас совершать определённые, как говорят сотрудники Минфина, манёвры, то есть где-то сократить расходы, а где-то их сохранить, а, может быть, даже и увеличить.

Что касается социальных вопросов, то всё, что касается этих выплат в бюджете следующего года и на последующий плановый период, предусмотрено в полном объёме. Правительство провело очень большую, я бы сказал, тяжёлую работу по сбалансированию бюджета, вышло на сбалансированный бюджет 2014 года, и все социальные выплаты не только предусмотрены на уровне текущего года, но и предполагаются к индексированию.

Это касается и МРОТа, который должен быть увеличен, это касается социальных выплат, которые не просто будут выплачиваться по меркам сегодняшнего дня, но будут проиндексированы, может быть, Дмитрий Анатольевич напомнит, в какие разы. Даже материнский капитал, который сегодня составляет 409 тысяч рублей, будет проиндексирован до 429 тысяч рублей. И МРОТ будет увеличен, причём, по-моему, на 25 процентов. Поэтому в этом отношении, ещё раз хочу сказать, всё, что касается социальных выплат, будет гарантировано и всё это уже заложено в расходную часть бюджета.

Д.МЕДВЕДЕВ: В развитие тех слов, которые Владимир Владимирович сказал в отношении текущей ситуации в экономике, хотел бы лишь сказать, что, конечно, мы не изолированы от международных процессов, и действительно выход из кризиса оказался несколько сложнее, чем мы думали, потому что в 2011 году начался так называемый восстановительный рост.

У нас была неплохая ситуация в экономике, и мы рассчитывали на то, что этот восстановительный рост продолжится, но, к сожалению, мы не закрыты от мировых процессов. У нас есть свои структурные проблемы в экономике России, у нас есть производства эффективные и не очень эффективные, нужно создавать новые производства.

В результате этот восстановительный рост закончился, а мировая экономика пошла вниз. Европейская экономика находится в сложном положении, обычно используют умное слово «рецессия», но иными словами – она не растёт, она падает. В следующем году обещают рост, будет он или нет, мы не знаем, но в любом случае он будет небольшой. Из-за этого проблемы в других экономиках.

Вы все люди грамотные, следите – допустим, в Соединённых Штатах Америки Правительство не может договориться с Конгрессом, не может, по сути, бюджет сформировать, это очень сильно отражается на интересах самой страны. К сожалению, если они продолжат такого рода дебаты, почему нельзя очень долго бодаться, это отразится на мировой экономике, потому что это большая экономика – американская экономика. И для нас это, конечно, вызовы, о которых абсолютно справедливо Владимир Владимирович сказал.

Что же касается социальных трат, то это была жёсткая установка – и президентская, и позиция Правительства такая же, что мы социальные статьи защищаем. Иначе, если говорить так, по-простому, непонятно, за что мы боролись-то все эти годы. Мы порезали кое-что, к сожалению, и на 5 процентов провели сокращение по основному массиву затрат бюджета, но это не коснулось социальных трат вообще никак. Всё, что есть, всё сохранится и будет проиндексировано либо на инфляцию… Она в следующем году, по нашим расчётам, будет порядка 6 процентов.

Может быть, с учётом того, что мы срезали в следующем году индексацию так называемых естественных монополий, инфляция может быть ниже, и тогда мы можем получить инфляцию более низкую, что, конечно, хорошо для доходов наших граждан и позволит нам лучше кредитовать предприятия, позволит снизить кредитную ставку.

В ряде случаев мы увеличим даже выплаты в более высоком объёме, и это тоже в бюджете заложено, что позволяет нам, я надеюсь, достаточно спокойно в социальном плане пережить этот год, и такие же представления о следующем годе, и на трёхлетку. Так что в этом смысле вы можете своих подопечных успокоить, но пусть внимательно смотрят за тем, что происходит.

В.ПУТИН: Как раз социальные выплаты, по-моему, планирует Правительство проиндексировать где-то на 5 процентов, МРОТ по инфляции текущего года – это 6,5–6,7 процента и пенсии – на 8 процентов выше инфляции текущего года.

В.ЗАКРУТНЫЙ (главный специалист отдела производственного контроля управления промышленной безопасности ОАО «Кольская ГМК», секретарь первичного отделения №2 партии Печенгского района Мурманской области): Закрутный Виктор Алексеевич, город Заполярный, Мурманская область, 30 лет в Кольской горно-металлургической компании. Занимаюсь промышленной безопасностью, поэтому мой вопрос коснётся Арктики.

Мне недавно попалась статья в интернете о том, что некий российский учёный внёс предложение, чтобы передать управление Арктикой международному сообществу.

В.ПУТИН: Кто-то пошутил.

В.ЗАКРУТНЫЙ: Поэтому у меня такой вопрос: Дмитрий Анатольевич, Владимир Владимирович, каково ваше отношение к данному вопросу?

В.ПУТИН: Я уже сказал.

Д.МЕДВЕДЕВ: А мне просто нечего добавить после этого.

В.ЗАКРУТНЫЙ: А планы и перспективы наши в Арктике каковы?

В.ПУТИН: Арктика, безусловно, неотъемлемая часть Российской Федерации, находящаяся под нашим суверенитетом в течение нескольких веков. Так оно и будет оставаться во все последующие времена.

В связи с изменением климата меняется и технология использования этого чрезвычайно важного региона – и в стратегическом плане, с точки зрения обеспечения нашей безопасности, и с точки зрения развития экономики.

Что касается безопасности, то, вы знаете, Северный флот у нас находится в регионе, близком к Арктике, это практически Арктика, и несёт там своё дежурство, в том числе стратегические атомные подводные ракетоносцы, – это база в европейской части, и вторая база атомных подводных лодок стратегического назначения – в восточной части и тоже очень близко к северу. У них, правда, другие районы патрулирования, но всё равно это северная часть страны.

Кстати говоря, и американские подводные лодки дежурят недалеко, у побережья Норвегии. Подлётное время американских ракет из этого региона мира – 16–17 минут до Москвы. В этом смысле мы очень рассчитываем, что всё то, что в мире произошло за последние пару десятилетий, будет удалять нас от такого противостояния, которое мы имели ещё в годы «холодной войны».

В целом это и происходит, и это нас радует. Говорить в этих условиях, что этот регион мира должен быть отдан под чьё-то управление, – полная глупость. Это антинародная позиция, я уже не говорю – непатриотичная. Она ещё и вредная с экономической точки зрения, потому что этот регион очень богат минеральными ресурсами, в этом его ценность. Этот регион мира является очень привлекательным с точки зрения развития транспортной инфраструктуры и коммуникаций.

Наверняка многие слышали уже о том, что всё активнее и активнее в хозяйственный оборот вводится такая транспортная артерия, как Северный морской путь. Связано это с тем, что меняется климат и количество дней, которые могут быть использованы для навигации в этом регионе мира, увеличивается. Раньше это было где-то 100, 150, 250 дней, теперь уже, некоторые считают, можно использовать это для прохода судов, конечно, в сопровождении ледокольного флота, ледоколов.

У нас самый большой ледокольный флот в мире, и Правительство планирует поддержать эту группировку ледокольного флота как в обычном исполнении, так и с атомными энергетическими установками. Теперь можно использовать где-то больше чем полгода, некоторые считают.

Самая сложная часть Северного морского пути – в районе Новосибирских островов, это чуть восточнее. И там проводка судов осуществляется, танкеры ходят уже. Очень большой интерес всех стран мира к этому транспортному пути, потому что он капитальным образом удешевляет переброску грузов из Юго-Восточной Азии, вообще из Азии в Европу и наоборот, сокращает срок доставки грузов, а значит, удешевляет и доставку, что сказывается на конечной цене продукта.

Совсем недавно мы восстановили на Новосибирских островах российскую военную базу. Российские военные были выведены оттуда 20 лет назад, около 20 лет назад – в 1994 году, по-моему, и сейчас там идёт работа. Это большая операция, довольно сложная. Четыре ледокола сопровождали эту группировку: где-то, по-моему, 17 судов сопровождения, ещё несколько крупных судов. Там осталась большая группа российских военнослужащих, которые восстанавливают инфраструктуру, в том числе аэропорт, взлётно-посадочную полосу.

Раньше там в таких временных жилищах люди находились. Сейчас современные технологии позволяют нам развернуть полноценный военный городок, который будет выполнять сразу несколько функций: там будут находиться не только военнослужащие по прямому своему предназначению, там будут работать и метеорологи, будут работать сотрудники Министерства по чрезвычайным ситуациям, которые все вместе должны будут обеспечить безопасное использование Северного морского пути.

Поэтому хочу ещё раз сказать: мы будем идти по этому пути – по пути расширения нашего присутствия в Арктике. Но, конечно – и на это следовало бы обратить особое внимание, – нужно самым внимательным образом относиться к природе Арктики, потому что она очень уязвима. Это одна из самых уязвимых в этом смысле частей планеты. Она чрезвычайно важна для планеты, поскольку её, Арктику, иногда называют «кухней погоды для всей Земли», и чрезвычайно уязвима. И мы, конечно, не должны хозяйствовать так, как это было раньше.

Мы, если вы слышали, инициировали большую программу, которую назвали Программой уборки Арктики. Уже тысячи тонн металлолома, бочек с горюче-смазочными материалами вывезены для утилизации из этих районов. И мы будем эту работу продолжать. В прошлом году, дай бог памяти, по-моему, где-то 1,5 миллиарда Правительство выделило на эту программу, 1,4 миллиарда, и мы ещё в полном объёме не закончили работу этого года и продолжим её в следующем.

А.ХУДЯКОВ (заместитель генерального директора ГУП Свердловской области «ИнЭкспо», секретарь первичного отделения Кировского местного отделения партии города Екатеринбурга): Здравствуйте, Владимир Владимирович, Дмитрий Анатольевич! Худяков Александр, Екатеринбург.

Я возглавляю областной продовольственный рынок у нас, в городе Екатеринбурге. Он специально создан у нас под сельхозтоваропроизводителей Свердловской области.

Нам удалось достичь снижения цен на ряд продуктов. Допустим, у нас булка хлеба стоит 16 рублей, сахар стоит 30 рублей, сейчас 1 килограмм картошки стоит 8 рублей, то есть это одни из самых дешёвых цен по городу Екатеринбургу, а город Екатеринбург никогда не отличался низкими ценами.

Хотел бы задать такой вопрос. У нас достаточно много денег вкладывается для поддержки сельхозпроизводителей, но сельхозтоваропроизводители у нас страдают именно от того, что не могут найти рынки сбыта. Я бы хотел предложить создать, может быть, федеральное агентство по развитию продовольственных рынков и сделать большие продовольственные рынки, чтобы сельхозтоваропроизводители могли свою продукцию поставлять на эти большие рынки. За счёт вот этих больших поставок цена уменьшится.

Я ездил в европейские страны, конкретно в прошлом году в Париж на рынок «Ранжис». Там товарооборот в 12 миллиардов евро в год, 12 тысяч человек задействованы именно на этом рынке. Хотелось бы видеть такую же структуру, пилотный проект в Свердловской области, потому что Уральский федеральный округ объединяет достаточно много областей, потребительская способность, покупательская способность очень велика и сельхозтоваропроизводителей очень много.

В.ПУТИН: Вы хотите нагрузить этой работой Председателя Правительства – рынок создать? Это дело региональных и местных властей. Если Вы считаете, что не хватает чего-то на федеральном уровне, тогда сформулируйте, что бы Вы хотели, чтобы было принято на уровне Правительства или на уровне Государственной Думы. Но, насколько я себе представляю, действующий правовой режим позволяет, более того, относит это к компетенции местных властей, даже не региональных. Мы готовы это поддержать, только скажите как?

А.ХУДЯКОВ: Допустим, федерального игрока только по созданию рынков…

В.ПУТИН: А зачем?

А.ХУДЯКОВ: А вот именно межрегиональных таких, то есть как минимум…

Д.МЕДВЕДЕВ: Мне кажется, это Вы, Александр, должны просто договориться со своими коллегами, партнёрами в других регионах, подать соответствующую заявку.

У нас есть правила деятельности рынков, которые утверждены Правительством. Есть соответствующие правила, которые в регионах действуют. Но это должна быть Ваша инициатива – создать крупного игрока. Вот если Вам кто-то препятствует в этом, тогда мы готовы вмешаться и сказать, что это, наверное, неправильно, что нужно стараться делать так, чтобы деятельность рынков была прозрачной, понятной, чтобы там было как можно больше наших людей, о чём наш коллега спрашивал, а не только тех, кто приезжает торговать из-за границы. В этом плане навести порядок было бы абсолютно правильно.

В развитие Вашего тезиса о том, что нужны большие рынки. Наверное, это так, и во Франции хорошо, если это работает, но я хотел бы сказать, что для обычных людей очень важны также так называемые ярмарки или продажи выходного дня, когда торговля идёт просто с машин, с лотков. Там накладные издержки маленькие, потому что не нужно содержать никакой персонал, и наши люди, наши пенсионеры те же самые, бюджетники приходят и всё это получают.

И здесь, кстати, это очень хорошо для наших сельхозпроизводителей: они торгуют, по сути, со своих автомобилей. Им не нужны посредники, при всём уважении к этому классу предпринимателей, они это делают самостоятельно. Поэтому мне кажется, что если говорить о развитии торговли продукцией сельхозназначения, здесь должно быть и то, о чём Вы говорите, крупные современные цивилизованные рынки, где очень разнообразные товары продаются, и ярмарки выходного дня, где просто с лотков, с машин осуществляется продажа по невысоким ценам.

А.ХУДЯКОВ: Дмитрий Анатольевич, мы это уже в Свердловской области проводим, уже как минимум четыре города заявились на ярмарки выходного дня и регулярно в Екатеринбурге делаем, это у нас по субботам делается. Это действительно удешевляет продукцию, так как производитель не платит какую-то арендную ставку и в самый торговый день – субботу – они продают свою продукцию.

В.ПУТИН: Да, но сейчас, секундочку. Саша, да, Вас зовут?

А.ХУДЯКОВ: Да.

В.ПУТИН: Я думаю, в чём Саша прав, в чём там и беспокойство-то его, – в том, что в крупных городах местным производителям, которые вокруг городов производят, добраться до рынков практически невозможно. Всё схвачено там перекупщиками и теми, кто заехал из каких-то других регионов, а то и из ближайшего зарубежья. Мы в Москве же с вами, помните, занимались этими проблемами? В Свердловске, видимо, то же самое примерно, в Екатеринбурге.

Поэтому, может быть, действительно хотя бы посмотреть, поручить Министерству сельского хозяйства вместе с региональными властями, чтобы они хотя бы продумали и выработали какие-то методические рекомендации, проработали какие-то принципы большей доступности местных производителей на эти рынки либо образования новых.

Это прежде всего прерогатива региональных, местных властей, но если вместе будут найдены какие-то инструменты поддержки этого процесса… Он абсолютно правильным является – создать условия для того, чтобы местные производители имели возможность продать продукцию.

Но знаете, здесь очень много организационных вещей, связанных с местным уровнем руководства: нужно организовать, нужно создать такие условия, чтобы они могли туда добраться, чтобы их никто не рэкетировал и так далее. Это всё должно решаться только на региональном, местном уровне. Давайте подумаем, как поддержать это.

Д.МЕДВЕДЕВ: Минсельхоз, конечно, может помочь. Это не проблема, тем более – не знаю, почувствовали ли Вы, потому что Вы так или иначе общаетесь с аграриями, – мы с учётом того, что только вступили в ВТО, вынуждены были несколько раз увеличивать в рамках положенных правил объём дотаций, субсидий. Этим занималась и партия на федеральном уровне.

В результате этот год, я надеюсь, пройдёт очень неплохо, в том числе, надеюсь, и по урожаю. Конечно, на региональном уровне можно постараться создать что-то более мощное, но, ещё раз повторяю, инициатива всё-таки должна быть, мне кажется, за вами.

И очень важно, чтобы аграрии, может быть, тоже старались объединяться, наши производители, о которых Владимир Владимирович говорил, в различного рода кооперативы. Мы это слово немножко затаскали в 1990-е годы и в 1980-е, но на самом деле сельхозкооперативы – это как раз тоже форма существования и реализации продукции, потому что они маленькие, но когда они в одном кооперативе, это, в общем, вполне нормально.

В.ПУТИН: Минсельхозу поручим, пускай проработают вместе с региональными властями.

А.ХУДЯКОВ: Буквально ещё одну минутку. Вы правильно сказали, у нас сейчас очень много сетевых магазинов, собственники которых частные, негосударственные, и они сами выбирают, кого им брать. Они выбирают у нас только по ценовой категории, по дешевизне. И поэтому не всегда наши сельхозтоваропроизводители со своим качественным продуктом могут зайти на эти полки. Вы правильно это заметили, что действительно препятствие идёт, и не можем же указывать частному предпринимателю, кого ему выставлять на своих полках.

В.ПУТИН: Договорились. Вот Минсельхоз вместе с регионами посмотрят, как помочь.

Т.ГЛОТКИНА: Добрый день, меня зовут Глоткина Татьяна…

В.ПУТИН: Татьяна, как по батюшке?

Т.ГЛОТКИНА: Глоткина Татьяна Ивановна. Я работаю на Шадринском автоагрегатном заводе.

Завод наш самый крупный в городе, 3 тысячи народу работает на нём. Работаю я заместителем председателя профкома, 98 процентов у нас членов профсоюза. Нас волнует знаете какой вопрос? Развитие российского автопрома.

Вот Дмитрий Анатольевич сказал, что мы вступили в ВТО. Что нам от этого ждать? Мы поставляем комплектующие на другие заводы нашей страны. Чуть приостановка там, у нас сразу падают объёмы, падает заработная плата. Скажите, пожалуйста, что нам ожидать?

В.ПУТИН: Вы знаете, я уверен в будущем нашего автопрома. Мы очень многое сделали для того, чтобы в самое тяжёлое время – самое тяжёлое – поддержать автопром и сохранить его на плаву, более того, создать условия для его развития. Это касается и легковых автомобилей, и грузовых автомобилей, и автобусного парка. В качестве одной из антикризисных мер, если Вы помните, мы из федерального бюджета отдали деньги регионам и муниципалитетам для закупок муниципальной техники и автобусной техники. Это всё реально спасло российский автопром, но не только это.

Мы приняли определённые меры защиты внутреннего рынка, связанные с ограничением ввоза подержанных автомобилей из-за рубежа, в том числе из азиатских стран. К сожалению, на некоторых регионах это отразилось не самым лучшим образом, например на Дальнем Востоке люди, если Вы помните, были недовольны таким решением.

Их можно понять, но тогда мы действовали исходя из простой логики: мы прежде всего поддерживали не тех, кто покупает по дешёвке и перепродаёт здесь, мы вынуждены были поддержать прежде всего тех, кто работает на наших предприятиях, потому что там у нас вместе с членами семей где-то 1,5 миллиона человек.

Что касается ВТО, то и здесь, в ходе работы по присоединению к ВТО, Правительство проделало очень большую работу, связанную с защитой нашего автомобильного рынка. Это касается и определённых квот по завозу, это касается развития автомобильной промышленности на территории Российской Федерации с иностранными производителями при условии очень глубокой совместной работы, локализации. Я просто подбираю другое, более понятное слово.

Это такая совместная работа, при которой значительная часть изделий производится именно на российских предприятиях на российской территории. И в отдельных случаях уровень этой локализации, то есть объём производимой на территории Российской Федерации продукции, доходит до 60–75 процентов.

Поэтому, да, конкуренция есть, и смысл нашего вступления в ВТО заключается в том, чтобы заставить и наших производителей производить технику, которую от них, от наших производителей, ждут наши граждане. Потому что мы не можем законсервировать какое‑то отставание, с тем чтобы мечтой российского гражданина было приобретение иностранной машины.

Нужно, чтобы наши собственные предприятия были на уровне сегодняшних требований и выпускали востребованную нашими гражданами прежде всего приемлемую по цене автомобильную технику. В целом этот процесс так и развивается, так и происходит.

У нас сегодня в стране работают все так называемые основные мировые бренды, все основные автопроизводители, это примерно 14–15–16 компаний. У нас все представлены и все активно работают в кооперации с нашими производителями. Поэтому я знаю о некоторых проблемах, которые ещё не решены: допустим, в сегменте грузовых автомобилей очень большая конкуренция с китайцами, они демпингуют.

И здесь нам нужно подумать о том, как, имея в виду наши прекрасные отношения на политическом уровне, развитие торгово-экономических связей – а Китай стал экономическим партнёром №1 России, 87,5 миллиарда долларов у нас торговый оборот, больше товарооборота у нас ни с кем нет, как с китайцами…

Есть такие прагматичные вещи, которые мы должны решать, имея в виду возможности пользования инструментами ВТО по защите собственного рынка, а такие инструменты в ВТО предусмотрены. Соответствующие правительственные ведомства знают, что делать, как делать, и в этом направлении будем действовать. Чтобы вы понимали, что совсем успокаивать себя не надо, надо всегда быть на уровне определённого нерва, нужно стремиться к совершенству, хотя его достичь невозможно, но стремиться к этому нужно.

Во всяком случае, я хочу, чтобы вы знали, что Правительство знает эти проблемы и думает об их решении, причём думает в постоянном режиме. Что‑то удаётся сделать эффективно, что‑то пока не очень, но мы над этим думаем. Очень много у нас проблем в этой связи возникало и до сих пор ещё имеет место быть с нашими партнёрами.

Сейчас сказал про наших китайских друзей, но с Европой у нас тоже много нерешённых проблем. Европейцы настаивают на том, чтобы мы приняли условия «ВТО плюс», то есть требования ВТО плюс ещё какие‑то их хотелки. Мы с этим боремся, тоже в деловом доброжелательном режиме, в такой доброжелательной партнёрской манере, но мы защищали и намерены дальше защищать свой внутренний рынок и своих производителей.

Речь идёт со стороны Европы о большей открытости нашего рынка для некоторых видов продукции, с тем чтобы мы его пошире распахнули. Мы считаем, что это не требуется по тем условиям, которые мы согласовали при вступлении в ВТО, и будем на этом настаивать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Не для того, чтобы Вас, Татьяна Ивановна, расслаблять, как сказал Владимир Владимирович, но тем не менее проиллюстрирую это всего на одном примере по поводу того, как мы эту ситуацию мониторим. У нас в начале этого года, Вы, наверное, знаете об этом, поэтому и вопрос прозвучал, начали падать продажи автомобилей. Притом что до этого наш рынок рос просто вверх, это в общем приятный факт, это означает, что платёжеспособный спрос растёт, люди готовы покупать автомобили, наши автомобили, деньги вкладывать в это. Потом началось падение.

Причины тоже понятны – это общеэкономические ожидания, настроения. Ко мне пришёл наш Министр промышленности и говорит: давайте по возможности всё‑таки постараемся поддержать наших производителей автомобильной техники. И несмотря на то, что у нас всё не очень просто, и денег совсем немного, тем не менее такое решение было принято, и он буквально пару недель назад ко мне зашёл, после вот этих мер поддержки, которые мы совершили – они в общем в рамках процедуры ВТО вполне нормальные, – наш рынок не стал расти геометрически, но он прекратил падение и отстабилизировался на нормальном уровне. Так что будем надеяться, что этот год мы тоже закончим с приемлемым результатом.

В.ПУТИН: С чем ещё был связан этот рост продаж? Он был связан с активным использованием инструментов программы утилизации старых машин. Потом мы вынуждены были её закрыть, имея в виду, что острая фаза кризиса, в котором находилась экономика страны и наиболее уязвимая её часть, одна из наиболее уязвимых её частей – автомобильная отрасль, всё‑таки этот период был пройден. Но как только мы это свернули… Так, кстати, произошло во всех странах, где была использована эта схема: во всех странах после прекращения программы утилизации наблюдается спад. Ну и общая ещё ситуация, о которой сейчас Дмитрий Анатольевич сказал.

Н.МАТВЕЕВА (заместитель руководителя регионального исполнительного комитета Астраханского регионального отделения партии – начальник отдела партийного строительства, секретарь первичного отделения №7 Советского местного отделения партии города Астрахани): Добрый день ещё раз, Владимир Владимирович, Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги!

Наталья Матвеева, Астраханская область.

Вопрос, думаю, больной для многих регионов, волнующий многие регионы: обеспечение местами в дошкольных образовательных учреждениях. Благодаря поддержке федерального бюджета в нашем регионе в этом году мы решили вопрос по обеспечению местами более 5 тысяч, даже более 5,5 тысячи, скажем так…

В.ПУТИН: В Астрахани?

Н.МАТВЕЕВА: В Астраханской области, да. Конечно, регион тоже не сидит сложа руки, то есть используются все формы и методы работы в этом направлении – это строительство прежде всего новых детских садов с использованием всех форм, всех уровней бюджета и инвесторов тоже, это и модернизация, и перепрофилирование, и, где возможно, где площади позволяют, объединение детских садов со школами, с учётом, конечно, сегодняшней демографической ситуации.

Но решить полностью проблему только местными усилиями, конечно, невозможно, крайне сложно. Вопрос в связи с этим: могут ли регионы на будущий год рассчитывать на такие же меры федеральной поддержки, как хотя бы даже в этом году? Даже эта поддержка очень колоссальная, очень важна и нужна.

Д.МЕДВЕДЕВ: Она серьёзная на самом деле.

В.ПУТИН: Дмитрий Анатольевич сказал, что она серьёзная. Так и есть, потому что изначально предполагалось где‑то 3–5 миллиардов в этом году из федерального бюджета направить на помощь тем регионам, которые не могут справиться, но позднее, в ходе исполнения бюджета этого года, Правительство приняло решение выделить дополнительно 50 миллиардов рублей.

Д.МЕДВЕДЕВ: 59.

В.ПУТИН: Дмитрий Анатольевич говорит: 59. Но не все деньги ещё освоены, как в таких случаях говорят, и надо посмотреть, конечно, что будет у нас по результатам текущего года. Хотя в этом году уже дополнительно за счёт поддержки федерального бюджета было создано 350 тысяч мест в детских садах. Это много, имея в виду, что у нас, не ошибиться бы, по‑моему, 6 миллионов с небольшим ребятишек ходят в детские сады, 350 тысяч – это заметная величина.

Но я хочу ещё раз вернуться к тому, о чём говорил, отвечая на вопрос Саши: всё‑таки детские сады, дошкольные образовательные учреждения – это тоже прежде всего ответственность муниципалитетов и регионов. Поддержка федерального центра – это дополнение, это как бы поощрение тех, кто, несмотря на ограниченность ресурсов, пытается эту очень важную задачу решить.

Поэтому я ещё раз хочу обратить ваше внимание на это: вы как представители первичного звена партии «Единая Россия» тоже должны обращать на это постоянное внимание – и своё собственное, и руководителей муниципалитетов, и регионов Российской Федерации. Разумеется, будем это делать.

Меня здесь только что радует? Когда у нас совсем была убитая демография, когда рождаемость была не то что на нуле – минусовая, и мы приняли ряд мер и программ, связанных с улучшением этого процесса, так теперь другая проблема: детских садов не хватает. Но это не самая страшная проблема, хотя она, безусловно, является очень важной даже с точки зрения поддержания рождаемости.

Почему? Потому что мы говорим в основном о детских садах применительно к детям от трёх до семи лет, и, конечно, женщина, принимая решение о том, стоит ли заводить второго и последующих детей, третьего и так далее, думает о том, чтобы сохраниться профессионально, не выпасть надолго из процесса труда, думает о том, чтобы вернуться в трудовую деятельность, причём на хорошем профессиональном уровне, и, конечно, в этой связи детские сады в высшей степени востребованы.

Кроме всего прочего, процесс образования в современном мире достаточно сложный, и он в общем и целом начинается чуть ли не с первых шагов, поэтому качественные современные детские сады очень востребованы. Повторяю ещё раз: посмотрим, что сделано и как сделано выделение Правительством таких больших денег в этом году, и к последующему году, исходя из реалий времени, решения будут приниматься.

Д.МЕДВЕДЕВ: А я напомню, уважаемые коллеги, что в соответствии с указом от 7 мая 2012 года мы обязаны совместными усилиями эту задачу решить к 2016 году. Причём эта задача очень сложная, у нас около 500 тысяч пока дефицит мест в детских дошкольных учреждениях, в детских садиках, но темпы, которые мы набрали в этом году, действительно хорошие, и это результат совместных усилий.

Как справедливо сказал Владимир Владимирович, это действительно компетенция региональных властей и местных властей, но мы постараемся помочь и в следующем году. Но нужно понять всё‑таки, что было сделано в результате решений этого года, когда мы выделили 50 плюс 8 миллиардов и плюс ещё 1 миллиард.

Кстати, хочу сказать, что это заслуга не только федеральной власти, но это напрямую заслуга партии «Единая Россия», которая очень жёстко отстаивала соответствующие решения. И если бы не такая твёрдая поддержка, включая поддержку в Государственной Думе, ну и в других местах, где партия трудится, естественно, просто на местах: и в областях, и в регионах, просто в деревнях, в городах, – то этих решений бы не было. Это решение наше с вами общее.

И.САЛТЫКОВ (председатель правления ТСЖ «Алмаз», секретарь первичного отделения партии №154 города Хабаровска): Добрый день, Владимир Владимирович, Дмитрий Анатольевич!

Меня зовут Салтыков Иван. Я являюсь председателем ТСЖ и здесь представляю Хабаровский край.

Во‑первых, я бы хотел сказать большое человеческое спасибо за то внимание, что вы оказали нашему региону в такой сложный для нас период времени. В своё время, хочу сказать, мы тоже организовали общественную организацию, мы назвали её комитетом по защите прав граждан, куда вошли наши партийцы, специалисты в сфере жилищно-коммунального хозяйства, психологи, юристы. За тот короткий период времени, который мы работаем, поступило к нам уже порядка двух тысяч обращений.

Мой вопрос будет больше по моей профессиональной деятельности – жилищно-коммунальному хозяйству. Большинство председателей ТСЖ работают в своём доме, живут в своём доме, поэтому они взаимодействуют с жителями дома очень часто, практически все вопросы решаются быстро. Но касаемо управляющих компаний всё выглядит, конечно, вплоть до наоборот.

Больно видеть, когда бабушка-пенсионер или дедушка приходят и не могут добиться, куда, где, как расходуются средства, куда уходят. Хотелось бы внести предложение усилить контроль над управляющими компаниями, усилить их ответственность.

В.ПУТИН: Что Вы предлагаете конкретно? Что надо сделать?

И.САЛТЫКОВ: Конкретно…

В.ПУТИН: Я тоже с этим согласен, кстати говоря. Это точно надо делать, надо усовершенствовать всю эту систему.

И.САЛТЫКОВ: Усилить…

В.ПУТИН: Она работает у нас плохо. Что нужно сделать, чтобы усилить контроль? Что нужно сделать для того, чтобы там не появлялись подконтрольные местным администрациям какие‑то «карманные» компании? Что нужно дополнительно сделать для того, чтобы ТСЖ – граждане, жители домов – чувствовали себя хозяевами положения, а не рабами этих обслуживающих компаний?

И.САЛТЫКОВ: Изначально, мне кажется, для того чтобы организовать всё это дело, ответственность управляющих компаний – это должно быть на законодательном уровне, то есть вплоть до критических, скажем так, действий.

В.ПУТИН: Каких?

И.САЛТЫКОВ: Наказания уголовного.

В.ПУТИН: Секир-башка. Не‑не, серьёзно, Вань, давай конкретно. Вот Вы возглавляете ТСЖ, да? У вас не складываются отношения с управляющими компаниями. Что нужно сделать, для того чтобы видоизменить действующее законодательство, что нужно туда добавить, для того чтобы ситуацию поменять?

И.САЛТЫКОВ: Для того чтобы создавалось как можно больше ТСЖ, чтобы взаимодействовать с людьми, для этого нужно, во‑первых – кадров категорически не хватает, – это воспитание кадров для начала. Чтобы человек понимал, что если он берёт дом, на него падает огромная ответственность: экономическая, юридическая, техническая, то есть он должен быть готов к этому.

В.ПУТИН: Согласились. Кадры решают всё, как говорил классик. А дальше? Чтобы эти кадры были поставлены в определённое положение, и чтобы Вы их могли контролировать, и чтобы там не было никаких злоупотреблений, что нужно туда добавить?

И.САЛТЫКОВ: В законодательство?

В.ПУТИН: Да.

И.САЛТЫКОВ: Я думаю, какие‑то надо меры ответственности, прозрачности…

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте, раз у нас такой разговор пошёл, у нас сейчас внесён законопроект, касающийся как раз регулирования деятельности управляющих компаний, и там две модели заложено. Вот давайте просто посоветуемся, это хорошая возможность.

Первая модель, которую отстаивает прогрессивная общественность, в широком смысле этого слова, состоит в том, чтобы деятельность ТСЖ регулировалась правилами саморегулируемых структур, то есть чтобы они, проще говоря, регулировали свою деятельность сами. Вроде хорошо, но я вам по‑честному скажу, у меня есть некоторые сомнения с учётом тех проблем, о которых Вы говорите.

А вторая возможность – выдавать им лицензии. Вы за что как активист товарищества? Чтобы мы им лицензии давали и регулировали это сверху или пусть они сами себя отрегулируют? Это на самом деле серьёзная развилка для Государственной Думы и вообще для будущего этих самых управляющих компаний, а стало быть, для нашего с вами будущего, для того, как управляются наши дома.

И.САЛТЫКОВ: Я думаю, больше тут надо, мне кажется, лицензию.

В.ПУТИН: Правильно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вообще, мы лицензии не любим, но, мне кажется, это та ситуация… Знаете, просто им нужно пройти через этот период. Вначале пусть будут лицензии, а потом, когда уже возникнут нормальные управляющие компании, через какое‑то время, через три, пять, семь лет можно перейти к саморегулируемым.

В.ПУТИН: Когда возникнет нормальный цивилизованный рынок этих услуг и этой деятельности.

И.САЛТЫКОВ: Должна быть конкуренция.

В.ПУТИН: Да.

И.САЛТЫКОВ: И люди, самое главное, должны ответственно подходить к этому делу. Всё в их руках, только в их руках. Большое спасибо!

В.ПУТИН: Вопрос, который Иван поднял, действительно, и мы все это с вами хорошо знаем, чрезвычайно важный, очень острый и чувствительный для людей, одна из самых главных проблем нашего сегодняшнего бытия. Поэтому я обращаю внимание всех собравшихся.

Иван хоть и не мог сформулировать некоторые свои предложения, но наверняка идеи есть. Это сложно: взять микрофон и под камеру сейчас формулировать, мы это всё понимаем. Но я к вам обращаюсь ко всем с просьбой вместе подумать сейчас, завтра в ходе работы съезда, после него.

Действительно, в Думе находится проект закона, и можно туда своевременно вносить необходимые поправки. Я тоже так думаю. Мы обсуждали с коллегами, с Правительством. И причём мы обсуждали это не только с чиновниками Правительства, мы обсуждали это и с представителями этого бизнеса, и там тоже мнения разделились.

Некоторые говорят: нет, мы сами, у нас есть опыт такой если не негативный, то очень такой сложный с использованием так называемых саморегулируемых организаций в других отраслях. Там тоже не всё гладко получается. Поэтому, может быть, действительно, как бы это ни выглядело старомодно, может быть, начать с лицензирования.

А.ЭФРОН (врач-хирург клинической больницы скорой медицинской помощи, секретарь первичного отделения №582 Смоленского городского местного отделения Смоленского регионального отделения партии): Александр Эфрон, врач-хирург, Смоленск.

У меня, конечно, Владимир Владимирович, вопрос будет социальной направленности, будет касаться жизни не только работников здравоохранения и образования, бюджетников. Вам отлично известна проблема, как мы только что говорили: кадры решают всё.

Мы провели в предыдущие годы прекрасную программу модернизации. Практически во всех регионах новое оборудование. Я как доктор очень доволен, но на этом оборудовании должны работать люди. Я к чему говорю? Конечно, в последние годы мы ощутили повышение зарплаты…

В.ПУТИН: На 10,5 процента. В среднем по стране.

А.ЭФРОН: В среднем по стране, но сейчас же приравнивается к тому, чтобы два раза быть у врачей, допустим, зарплата по региону…

В.ПУТИН: По региону в среднем повышение на 10,5 процента.

А.ЭФРОН: Зарплата повысилась, как бы там ни было, это ощущаем. Конечно, хотелось бы, чтобы и Правительство, и Президент на достигнутом не останавливались. Но не об этом вопрос.

Что касается жилья. Мы понимаем, что сейчас даже в региональных центрах, в областных центрах есть острая нехватка персонала, то есть и врачей, и медсестёр, и учителей. Не говорю уже про районные центры, про сельские поселения.

Каким‑то образом надо заинтересовать, зафиксировать. Конечно, основное – это даже не зарплата, это жильё. Учитывая, что я в своё время проходил то же, 15 лет снимая квартиры, меняя, переезжая со всем скарбом, предлагаю организовать такую систему или программу на уровне государственном, или о жилье социального найма, или чтобы не ведомственное жильё, а пока человек работает, чтобы он мог получить… Пусть это остаётся государственным, будем так говорить, он не имеет права приватизировать его, это не частная собственность, но пока он работает, чтобы была такая возможность у людей получать такие квартиры.

Почему? Потому что каждый год – вот институт смоленский есть, и в других регионах, мы часто встречаемся с коллегами – каждый год институты готовят огромное количество докторов, но не хватает даже в институтских городах, потому что ребят выучили, подготовили, прошли интернатуру, ординатуру, они уезжают работать, к сожалению, в Москву, в крупные миллионные города, где они востребованы, где другие заработные платы и другие возможности. Если бы была возможность им получить эту квартиру, я думаю, люди бы оставались и в районах, потому что жильё – это основное дело. Поэтому у меня такое предложение, это как одно.

И второе предложение. Может быть, подумать на федеральном уровне… Конечно, сейчас распределение – мы не имеем права заставить людей куда‑то поехать, как было в Советском Союзе, но какие‑то контрактные бюджетные программы, если человек отучился на бюджетной основе… Он знает, что он целенаправленно идёт учиться в институт, значит, как было раньше, на Дальний Восток или куда‑то в деревню, то есть он какое‑то количество лет, раз государство его бесплатно обучило, должен будет отработать. Потому что мы по‑другому не наполним, моё мнение, эти районные больницы, в которых, к сожалению, сейчас работают люди, которые намного старше 50 лет.

Спасибо.

В.ПУТИН: Действительно, проблема одна из самых острых в здравоохранении. Собственно говоря, не только в здравоохранении, но и в других социальных сферах. Два пути решения вопроса, основных – их на самом деле больше, но два основных – это социальное жильё, о котором вы сказали, или льготная ипотека.

Но с федерального уровня профинансировать всю эту работу для всей страны, для всех регионов и муниципалитетов, думаю, просто будет нереально. Мы можем помочь в субсидировании каких‑то ставок по каким‑то отдельным направлениям, но в целом в регионах Российской Федерации сейчас достаточно активно развиваются эти льготные ипотеки и социальное жильё тоже. Там, где руководители регионов и муниципалитетов заинтересованы в том, чтобы районная или краевая больницы работали на должном уровне, чтобы привлечь специалистов, они так и делают и даже не просят для этого какого‑то софинансирования со стороны Федерации.

В отдельных случаях, скажем, когда создаётся новое лечебное заведение – как правило, это делается при поддержке федеральных денег либо оборудование помогаем купить, либо достроить объект помогаем, – это сплошь и рядом. В федеральном бюджете на это расходуются большие деньги.

Но в этом случае я не знаю ни одного такого примера, когда губернатор пришёл и говорит: помогите мне ещё и жилые дома построить. Они берут это на себя. И при планировании, я тоже обращаю на это внимание, работы в муниципалитете либо в регионе заранее, прежде чем начинать какой‑то объект, чтобы не было вечного недостроя, нужно сразу спланировать следующие шаги, как обеспечить кадрами. Или льготная ипотека – она применяется очень широко сейчас и будет всё больше и больше применяться.

И конечно, самое главное, надо повышать уровень заработной платы, и дальше повышать уровень заработной платы, чтобы люди имели возможность брать эту ипотеку. Она должна быть длиннее по срокам и дешевле по процентам. Вот в этом направлении будем двигаться.

Д.МЕДВЕДЕВ: Был ещё вопрос в отношении распределения, я тогда позволю себе продолжить. Тем не менее, конечно, помимо того, о чём Владимир Владимирович сказал, – по ипотеке и социальному найму, – отдельным категориям специалистов, в том числе врачам, нужно помогать в рамках отдельной специальной программы, я имею в виду, например, «Сельский доктор» – там действительно деньги могут быть даже федеральные использованы. Это связано с дефицитом людей врачебной специальности на селе, как и некоторых других.

РЕПЛИКА: Подъёмные.

Д.МЕДВЕДЕВ: Подъёмные, да, – дом построить, хозяйством каким‑то обзавестись.

Теперь в отношении распределения. Вы справедливо сказали, что мы ушли от системы распределения, по которой мы, во всяком случае, люди не совсем молодые, здесь присутствующие, распределялись в советский период. В ней, наверное, были и минусы, но были и плюсы, потому что мы могли распределить специалистов по всей стране. Люди получали образование в престижных вузах в Москве, в Питере, в других местах Центральной России, ехали на Дальний Восток.

В результате было равномерное распределение высококвалифицированных, классных специалистов. Сейчас этого нет. Но если говорить о контрактной схеме, о которой Вы сказали, она и в сегодняшних условиях, кстати, после вступления в силу закона об образовании с 1 сентября текущего года, может применяться. Надо просто, чтобы к этому внимательно отнеслись руководители регионов, вы это проконтролировали по партийной линии и ректоры соответствующих учебных заведений, и какую‑то часть специалистов, которые готовятся по бюджетному назначению, на бюджетных местах, изначально готовили к работе в других местах, в других населённых пунктах, подписывая с ними контракт при зачислении на обучение по очной системе образования на бюджетное место.

После того как учёба закончится, соответствующий специалист должен будет отработать несколько лет в том или ином месте. Здесь нужно с работодателями договариваться. Если не хочет работать, мы сейчас никого неволить не можем, у нас совсем другая система и партийное влияние другое, тогда пусть деньги отдаст. И такое право действительно есть – право взыскать средства, потраченные на определённого специалиста, который учился по направлению того или иного работодателя.

В.ПУТИН: Я только добавлю, что будущий работодатель в рамках этого контракта должен будет дополнительно платить, и это не просто бюджетное место должно быть, а это должна быть оплачиваемая какая‑то стипендия, которую будущий работодатель – либо муниципалитет, либо регион, либо частная клиника – платит за этого человека. Они платят ему стипендию, по сути дела, в течение всего периода обучения, но он подписывает контракт, что должен вернуться, прийти на известное рабочее место.

Л.ГУРИЕВА (директор школы №14, секретарь первичного отделения №26 Затеречного местного отделения партии города Владикавказа): Здравствуйте!

Гуриева Людмила. Я директор школы города Владикавказа, Северная Осетия – Алания.

Я хочу задать вопрос по пенсионной реформе. Дело в том, что когда мы обсуждали основные положения этой реформы у себя в школе, то мы столкнулись с двумя фактами, которые нас очень удивили. Во‑первых, предлагается увеличить спецстаж, который даёт право на досрочный выход на пенсию. Сейчас он составляет 25 лет, предлагается его увеличить. Вы, наверное, представляете труд учителя, очень тяжёлый труд, 25 лет – это очень большой период.

И второй момент. Когда Вы говорили о садиках, Вы очень хорошо сказали о том, какие мероприятия сейчас проводятся по стимулированию рождаемости и так далее. А как быть с такой ситуацией, когда женщина, которая имеет детей, получит пенсию меньше, чем женщина, которая не имеет детей? Точно так же по выслуге, потому что время, которое она сидит с ребёнком, не засчитывается ей в стаж. Как Вы можете прокомментировать?

В.ПУТИН: Конечно, хорошо бы было платить больше и большему кругу людей. Мы для того, чтобы стимулировать рождаемость, приняли целый ряд решений, связанных с работой медицинских учреждений, связанных с тем, что женщина сама имеет право, возможность выбрать это медицинское учреждение. Она должна получать вплоть до сопровождения, витаминных комплексов и так далее, но кроме этого известный материнский капитал.

Просто такого в мире нигде нет, чтобы было понятно. В мире такой практики нет. Я когда говорю, сколько у нас женщина, семья получают при рождении второго ребёнка, даже наши западные партнёры глаза раскрывают: там просто нигде нет таких выплат.

Кроме этого сейчас на третьего ребёнка в тех регионах, где демография до сих пор не выровнялась на протяжении последних двух лет, мы ещё дополнительно выплачиваем ежемесячно, начали выплачивать с этого года, этим семьям и женщинам деньги – прожиточный минимум на ребёнка. То есть у нас действительно целая большая программа, и это стимулирует.

Что касается пенсионного обеспечения, это экономически и социально немного другая тема. Но, разумеется, нам бы очень хотелось, чтобы и жёны военных, чтобы мамочки наши, которые имеют двух и более детей, были лучше и больше обеспечены. Разумеется, постоянно Правительство над этим думает.

Что касается пенсионной реформы в целом, то изначально смысл самой реформы заключался в том, чтобы стимулировать людей, не увеличивая пенсионный возраст, а вы знаете, что во всех странах, которые нас окружают, во всех без исключения, кроме России, произошло увеличение пенсионного возраста. В Европе – везде, там уже при выходе на пенсию и стаж одинаковый должен быть, и возраст одинаковый при выходе на пенсию. Там уже 67, к 70 годам подбирается. Но у них и продолжительность жизни больше. Но у нас продолжительность жизни тоже увеличивается, причём такими темпами, которые даже не прогнозировались, большими темпами и лучшими темпами, чем мы прогнозировали.

Тем не менее мы считаем, что у нас пока нет ни экономической возможности, ни социальной, ни с точки зрения продолжительности жизни увеличивать пенсионный возраст. И мы сказали: мы не будем его увеличивать. Но что предлагается Правительством и с чем в принципе можно согласиться – это со стимулированием людей к более позднему выходу на пенсию, но таким образом, чтобы человек сам принимал для себя собственное решение. Какое решение?

Вот он достигает пенсионного возраста, он может пойти на пенсию и работать. Мне, куда бы я ни приехал в трудовые коллективы, везде задают один и тот же вопрос: если я достигну пенсионного возраста, могу я выйти на пенсию и продолжить трудовую деятельность? Да, можете. Мы и на это пошли. Но если вы поработаете дольше, не выходя на пенсию, у вас должен появляться бонус, причём заметный. Должно быть более выгодно выйти на пенсию позже и получать её больше, понимаете? Такой выбор должен быть у человека.

Что касается педагогических работников, то, конечно, здесь нужно посмотреть. У нас много таких специальностей, которые позволяют выходить людям на пенсию досрочно. Это связано и с уровнем оплаты, связано с нагрузкой. Я у шахтёров был недавно, они спрашивают: а у нас будет пересмотрено? Думаю, что это непозволительно сегодня. К сожалению, уровень техники безопасности не на должном уровне и условия вредные. Вот когда будут там совсем другие условия… Это частный вопрос, очень важный для педагогического сообщества, он должен решаться отдельно, конечно.

Л.ГУРИЕВА: Владимир Владимирович, Вы знаете, недавно пришёл один родитель, папаша, побыл в школе пять минут и сказал: я лучше буду шахтёром работать, чем работать в школе.

В.ПУТИН: Если бы Вы залезли в шахту, я бы посмотрел, что Вы сказали.

Кстати говоря, уровень доходов работников в начальном звене образования в общеобразовательных школах в этом году вырос на 25 процентов в среднем по стране, и мы и дальше будем за этим следить, чтобы уровень зарплаты педагогических работников в школах, как мы и обещали, соответствовал среднему по экономике региона.

Вы знаете, это очень сложная задача оказалась, очень сложная задача, и больше того – она нам немножко макроэкономические показатели сдвигает, потому что как только уровень заработной платы учителей в школах поднялся до определённого значения, сразу во всех других отраслях всё это тянет наверх: «и нам», «а нам?». И всё вроде нужно, обоснованно.

Вы сейчас про шахтёров вспомнили с их тяжёлыми условиями труда… У нас общий уровень доходов населения подрастает, и уровень стоимости рабочей силы как товара, если говорить уже наукообразным языком, у нас в стране вырос, а уровень производительности труда тоже вырос, но незначительно – всего на три с лишним процента. В то время как в европейских странах растёт на 5–6 процентов, в США – на 6,4 процента, у нас только на 3,2, на 3,1. А уровень роста зарплат опережает уровень роста производительности труда. Это очень опасная вещь для экономики в целом, мы за этим, конечно, следим.

Кстати говоря, это то, с чего я начал: когда мы принимаем решения, они должны быть ответственными и должны соответствовать нашим возможностям. Только тогда мы сможем обеспечить стабильное, поступательное, надёжное развитие страны на десятилетия вперёд. Мы должны действовать очень аккуратно, не разбрасываться ни ресурсами, ни деньгами.

Б.ВОСТРИКОВ (глава Юкаменского района, секретарь первичного отделения Юкаменского местного отделения партии Удмуртской Республики): Добрый день!

Меня зовут Востриков Борис. Я глава сельского района, Республика Удмуртия.

Владимир Владимирович, Вы в своём выступлении отметили, что здесь собрались люди, которые непосредственно работают с населением, которые отвечают на его вопросы и видят его нужды. У меня по этому поводу возникли одно предложение и один вопрос. Предложение такое.

Мы, когда обращаемся со своими просьбами, со своими бедами, не всегда бываем услышаны и поняты. Мне бы хотелось, чтобы на должности, решая какие‑то кадровые вопросы, учитывалась работа в муниципальной службе, то есть приоритет бы отдавался этому.

А вопрос такой: будут ли приняты какие‑то меры по наполнению муниципальных бюджетов? Сегодня 131‑й закон – тот, который даёт очень много полномочий муниципалитетам, – не наполнен деньгами и не позволяет выполнить то, с чем к нам идут люди.

Спасибо.

В.ПУТИН: Вопрос соответствия полномочий и финансовых возможностей является одним из ключевых в государственном устройстве. Это чрезвычайно важная вещь. Знаете, в начале 1990‑х мы совершили очень много ошибок, естественно, но это одна из них – когда на муниципальный и даже на региональный уровень, в основном муниципальный, отдали очень много полномочий и обязанностей, не обеспечив их собственными источниками финансирования.

Но мы постепенно пытаемся это исправлять, в том числе и проводя программу, уже из федерального бюджета вынуждены это делать, по модернизации здравоохранения, а ещё до этого – улучшение первичного звена здравоохранения, теперь по учителям в школах программа, причём из федерального бюджета, сложно выстроенная, но тем не менее которая должна была привести и, насколько я понимаю, привела и к повышению уровня заработной платы учителей, и к улучшению материально-технической базы самих школ. Проводим мероприятия, связанные с детскими садами – сейчас только говорили о том, какие деньги выделяем. То же самое касается и собственных доходов муниципалитетов.

Сейчас Правительство изучает, что можно с регионального уровня отдать в качестве источника собственного дохода на муниципальный. Но руководители регионального уровня говорят: тогда отдайте и полномочия туда. Это, конечно, требует сбалансированности, с тем чтобы полномочия не были слишком тяжёлыми в соответствии с теми источниками, которые собираются туда передавать.

Я сейчас не буду вдаваться в детали, но хочу вас заверить, что мы этим занимаемся, но думаю, что занимаемся недостаточно всё‑таки настойчиво, потому что в очередной раз ко мне приходили некоторые наши коллеги, которые в течение 7–8 лет этим занимаются, и говорят, что мало ещё передали на муниципальный уровень и источников финансирования, и полномочий и нужно к этому ещё раз вернуться. Мы к этому вернёмся.

Что касается учёта опыта работы в муниципалитетах при движении по кадровой лестнице, нельзя это, на мой взгляд, ввести в качестве обязательного условия, потому что, бывает, люди и не работали на муниципальном уровне. Ваш покорный слуга – не случилось мне там работать, хотя я об этом жалею. Потому что опыт работы в Комитете госбезопасности, во внешней разведке очень важный и интересный, но потом я начал работать в Ленинграде, тоже на уровне сначала горсовета, а потом в мэрии города.

Но там у нас всё близко, там муниципалитеты – это по сути районы. Это всё очень тесно связано между собой, и я мог там почувствовать, что это такое. Если бы и этого не было, было бы очень сложно работать на более высоком уровне. Поэтому, безусловно, мы должны при решении кадровых вопросов исходить из опыта работы каждого конкретного человека, и работа в сегменте муниципалитета крайне важна, безусловно, согласен с вами.

Д.МЕДВЕДЕВ: Два слова хотел бы добавить в отношении того, как у нас деньги распределяются, Владимир Владимирович сказал об этом уже. Конечно, эта система может быть для федеративного государства, сложного государства, совсем пока ещё не оптимальная. У нас приблизительно, если взять весь консолидированный объём доходов, 70 процентов расходов идёт за счёт федерального бюджета, и только 30 процентов идёт на региональный и муниципальный уровень.

Раньше было немножко не так, у нас была ситуация 50 на 50. Правда, за счёт федерального уровня и консолидации этих доходов мы смогли решить те задачи, которые при прежнем распределении доходов не решались. И это хорошо – то, что мы собрали деньги таким образом. Что там скрывать? У нас расходы на оборону и безопасность в 90‑е годы были просто критические, и только 5–7 лет назад мы начали тратить на это значительные средства, поэтому из федерального бюджета расходов идёт гораздо больше.

Я просто это к тому говорю, что нам придётся, после того как мы основные позиции закроем, программу перевооружения проведём в период до 2020 года, или чуть позднее это всё закончится, эту пропорцию выровнять, и тогда доходных источников под муниципалитетами будет больше. И, естественно, в этом случае можно брать и большее количество обязательств, о чём вы сказали.

Мне кажется, для нашей страны это будет, естественно, более приемлемая конструкция, но мы должны пройти этот путь. Владимир Владимирович призывал к тому, чтобы прямо говорить о каких‑то вещах, честно говорить с людьми, и, естественно, вы нашу позицию должны знать.

Мы не сможем это сделать в ближайший год или два, сказать: ребята, забирайте эти деньги и хозяйствуйте. Это дорога, и мы должны будем исполнить и все федеральные мандаты, все федеральные обязательства, и в то же время в какой‑то период передать большее количество закреплённых налоговых источников на муниципальный уровень, на уровень субъектов Федерации.

Л.КОРНИЕНКО (заведующая ДОУ №5 «Полянка» города Южно-Сахалинска, секретарь первичного отделения 17а микрорайона города Южно-Сахалинска местного отделения партии города Южно-Сахалинска): Корниенко Лариса Анатольевна, я заведующая детским садом, город Южно-Сахалинск.

В последнее время меня всё больше и больше беспокоит проблема родителей детей-инвалидов, причём таких детей-инвалидов, которые не попадают под систему образования, то есть они не попадают в детский сад и, возможно, никогда не пойдут в школу, и такие дети выпали отовсюду.

На базе нашего детского сада есть клуб для таких родителей «Открытое сердце». Мы с родителями понимаем необходимость создания в городах социально-реабилитационных центров для таких детей, чтобы мамы могли их приводить на день, в течение дня заниматься хотя бы некоторое время своей профессиональной деятельностью, своей жизнью, потому что мамы точно так же выпадают из жизни общества, из жизни социума, и это действительно очень страшно, потому что таких детей очень много.

В.ПУТИН: Вы знаете, вопрос завершающий, но очень острый и очень чувствительный для всех нас должен быть, потому что мы должны сопереживать этой ситуации, в которой оказываются семьи, о которых только что было сказано.

Конечно, это прежде всего инициатива таких людей, как Вы. У нас есть определённые программы поддержки инвалидов, касающиеся инвалидов с детства, касающиеся создания для взрослых – тех, кто может и хочет трудиться, – рабочих мест, что чрезвычайно важно, для людей с ограниченными возможностями это самое главное – создание рабочих мест.

Та ситуация, о которой Вы сейчас сказали, принципиально важна, но, конечно, она может быть организована достойным образом только на вашем уровне. Мы, разумеется, готовы будем продумать какие‑то элементы поддержки федерального уровня, но до каждого детского сада, до каждого муниципалитета мы же не дойдём – это нужно знать, сколько там таких людей, в каком объёме и как получают причитающуюся им необходимую помощь.

Но дополнительно создать эти возможности крайне важно, и если уж мы говорим о мамах, которые стремятся выйти на работу и не потерять свой уровень квалификации в обычном режиме, то в таких случаях это вдвойне важно. Если у вас будут какие‑то конкретные предложения, как выстроить это дополнительно, давайте мы подумаем и на уровне Правительства.

Н.КУДАШОВА (член президиума генерального совета партии, доцент кафедры социологии и политологии МГУ им. М.В.Ломоносова, секретарь первичного отделения партии «Рассвет» местного отделения «Раменки» г. Москвы Московского городского регионального отделения партии): Кудашова Нина Николаевна, доцент МГУ.

Владимир Владимирович, мне лично и, думаю, всем сегодня особенно приятно, мы искренне рады, что вместе с Дмитрием Анатольевичем пришли и Вы к нам. Ведь в последнее время в средствах массовой информации пишут и говорят о том, что Вы дистанцируетесь от нашей партии, в какой‑то мере Вы даже как бы отказались от нас.

Вообще‑то, Владимир Владимирович, это слышать очень обидно и больно. Очень обидно и больно – действительно это так. Потому что именно Вы стояли у истоков нашей партии, именно Вы её создавали. И, конечно же, мы вступали в эту партию, чтобы поддержать Вас, Ваш курс, Вашу позицию, Ваши идеи.

Я понимаю, что в нашей партии есть разные люди, как и во всём обществе. К сожалению, попадаются случайные люди, которые вредят нам. Но, согласитесь, Владимир Владимирович, всё же наша партия в целом сильная, профессиональная, боевая, и, что самое важное, мы поддерживали, поддерживаем и будем всегда поддерживать Вас. Вот это, пожалуйста, всегда помните.

В.ПУТИН: Спасибо большое! Спасибо и за добрые слова, и за констатацию того факта, что «Единая Россия» остаётся – по сути, так прозвучало – надёжной опорой государства. Вы понимаете, это чрезвычайно важная вещь.

Конечно, поддержка для Правительства очень важна, поддержка для Президента ведущей политической силы очень важна, но самое главное, что партия, которую действительно я создавал, а не просто стоял у истоков, если быть точным, за все годы своего существования превратилась в надёжную опору государства Российского. И за это вам большое спасибо!

Ссылка для блогов